Печать
Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

33885133401 399ce0876d oпатрпьт

В 1990 году в Казахстане проживало 16,2 млн человек. К началу 2000-х годов население сократилось до 14,8 млн, но в динамике демографического развития, к 2019 году численность населения в Республике Казахстан поднялась до 18,4 млн человек. По данным Комитета по статистике МНЭ РК, на 8 июля 2019 года в стране проживали 8 968 499 мужчин, и 9 541 521 женщин (51,5%).

Взрослое население составляет 12 085 857 человек. Число молодых людей в возрасте от 14 до 29 лет превышает 29% (4,4 млн). Из них в городах проживают около 2,4 млн, в сельской местности – 1,9 млн человек. Средний возраст вступления в брак у мужчин составляет 29 лет, у женщин - 26 лет. Общая численность многодетных матерей, имеющих четыре и более детей, не превышает 228 тыс.

По сведениям Министерства образования и науки в Казахстане на сегодняшний день проживает 5 млн детей, из них 26 тыс. – это дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей. Из общего количества детей-сирот 20 375 (78%) детей находится под опекой, попечительством или на патронатном воспитании в семьях казахстанских граждан. 5 631 (21%) ребенок воспитывается в 137 учреждениях для детей-сирот. В мае 2017 года Министерство образования и науки Казахстана утвердило новые правила деятельности Центров поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации. Теперь их деятельность расширена и направлена на оказание помощи не только детям из неблагополучных семей, но и детям, попавшим в неблагоприятные семейные условия. К началу 2018 года среди всех казахстанских домохозяйств всего 54,3% имели детей и из 390,3 тыс. родившихся, почти треть составляли первые дети в семье, ещё 29,2% - вторые. Из них лишь в 28,1% домохозяйств проживало трое детей, и всего в 8,5% случаев 4 и более. Динамика демографических показателей 2010-2019 годов показана на рис. 1

  рис1трпьонрьеььь

   Рис. 1. Динамика демографических показателей Республики Казахстан (https://old.elorda.info/ru/infographics/view/demograficheskiy-rost-zamedlilsya-v-kazahstane).

   На сегодняшний день Казахстан - одна из немногих стран, где уравняли пенсионный возраст для мужчин и женщин на показателе 63 года. В 2014 году жители старше 65 лет составляли 6,8% от населения, на конец 2018 года - 7,5%. Число пенсионеров достигает 2,14 млн, из них базовую пенсию в размере прожиточного минимума получали около 46%. Согласно шкале демографического старения ЕНПФ, демографическая старость населения констатируется при доле лиц в возрасте 60 лет и старше на уровне 12% и более. В Казахстане этот показатель на сегодняшний день составляет 11,3%, ввиду большого оттока людей старшего поколения из страны за годы суверенитета.

   Последние 15 лет ежегодный исходящий поток эмигрантов колебался в диапазоне от 20 до 70 тыс. человек. В 2018 году из Казахстана уехало 42 тыс. человек (LS). Большинство выехавших – русские (72,3%), из них 95,5% – отбыло в страны СНГ. На втором месте украинцы (6,6%), также, в подавляющем большинстве, мигрировавшие в пределах постсоветского пространства. На третьем месте – казахи (3,8%), из которых 27,7% уехали за пределы СНГ. Исход казахстанских немцев и членов их семей привёл к тому, что только в Германии сегодня проживают 1,2 млн выходцев из Казахстана (https://news.mail.ru/society/34291221/?frommail=1).

   Республиканский центр развития здравоохранения оценивает продолжительность жизни казахстанцев в 72 года, что на 8,5 лет короче, чем в развитых странах Европы. Мужчины в среднем живут на 9 лет меньше женщин и в пять раз чаще женщин идут на суицид. За пять лет в стране 16 940 человек совершили суицид, из которых 13 568 — это мужчины. В 2016 году проведённые исследования в Казахстане показали, что именно большая ответственность за семью становится причиной доминирования сердечно-сосудистых заболеваний и ранней смерти казахстанских мужчин (https://news.mail.ru/society/31523530/).

С учётом влияния этих факторов на демографию, а также того, что республику за 29 лет суверенитета покинуло около 4,5 млн граждан русской, украинской, немецкой и других некоренных национальностей, а из-за рубежа в страну прибыло более 1 млн этнических казахов (оралманов), при общей неравномерности процессов миграции можно рассуждать о некой положительной стабилизации развития демографической ситуации. Комитет по статистике Министерства национальной экономики РК обобщил данные по динамике изменения численности населения Казахстана, начиная с 1992 года и отмечают, что в сравнении с показателем 1992 года, рождаемость в Казахстане увеличилась на 13,5%. Так, на сегодняшний день на протяжении года в роддомах страны появляется на свет примерно 400 700 малышей. За аналогичный промежуток времени смертность в РК снизилась на 2,3%. Так, по итогам 2018 года в Казахстане умерло 131 200 человек.

   По прогнозу социологов среди областей наибольший прирост населения ожидается в нефтедобывающих регионах. К 2050 году в Мангистауской области будет проживать около 1,3 млн человек (2018 год — 669,3 тысячи человек), в Атырауской — 1,1 млн (2018 год — 627,2 тыс.). Однако, при общем росте численности населения, к 2050 году население пяти регионов (Акмолинской, Карагандинской, Павлодарской, Северо- и Восточно-Казахстанских областей) может сократиться совокупно на 1,3 млн человек (на 24% по отношению к 2018 году). Характерно, что именно жители этих областей проявляют наименьшую склонность к заключению браков.

   По данным российского посольства в Казахстане, в вузах РФ сегодня получают образование более 70 тысяч граждан РК, многие из которых, после окончания обучения, остаются в России. Расходы госбюджета РК на высшее образование в 2016-2017 году на 1 очного студента составили 504 доллара, в России - 8800, в Китае - 3245, в Турции - 3590, в Южной Корее - 9656, в США - 11319 долларов (https://rus.azattyq-ruhy.kz/analytics/2724). Помимо очень низкого субсидирования высшего образования, эту тенденцию можно также объяснить результатами исследований 92 специальностей и оценки более 2 тысяч образовательных программ ВУЗов РК, проведённых Национальной палатой предпринимателей «Атамекен» совместно с Министерством образования и науки (Zakon.kz со ссылкой на сайт НПП «Атамекен»). Анализ показал, что чаще всего работают не по специальности выпускники следующих направлений обучения: социальные науки, экономика и бизнес - 40,2%, технических наук и технологий - 41,9%, право - 43,7%, сфера услуг - 43,4%, сельскохозяйственные науки 51%. Трудоустройство выпускников разных специальностей на уровне ниже 50% имеют 68 вузов. Если исходить из вышеизложенного, из того, что в структуре миграции преобладают лица в возрасте 20−30 лет, а также реалии возможного уменьшения числа женщин в возрасте 20-29 лет от 1,4 млн в 2018 году до 1,1 млн к 2050 году (https://news.mail.ru/society/38338930/?frommail=1), то репродуктивный потенциал республики остаётся под угрозой трудно прогнозируемых колебаний.

   Обращает внимание тенденция к продолжению снижения рождаемости в сельской местности и ситуация, когда на долю городов приходится от 58% до 74% прироста населения. Известно, что городская среда под влиянием промышленных и автомобильных выбросов часто приобретает свойства неблагоприятной для жизнедеятельности и здоровья человека техносферы (Нелидов, 2015). В крупнейших городах страны Алматы, Нур-Султане (ранее Астана) и Шымкенте в настоящее время проживают около 22% населения. В 2016 году индекс загрязнения атмосферы (ИЗА) Алматы составил 7,0 - «высокий уровень загрязнения, в сентябре 2017 года зафиксирован «очень высокий» уровень загрязнения. Согласно приборных анализов из проекта Airkaz.org, по ряду показателей ПДК городской атмосферы часто превышается в 10-14 раз! В рамках проекта Сеточной модели углеродного следа (GGMCF) в списке 300 самых опасных для экологии городов мира Алматы занял 95 место, Астана - 178, Шымкент - 298 место (https://news.mail.ru/society/33739329/?frommail=1). В первую десятку экологического неблагополучия вошли Сеул, Гуанчжоу, Нью-Йорк, Гонконг, Лос-Анджелес, Шанхай, Сингапур, Чикаго, Эр-Рияд и агломерация Токио и Йокогама.

       Из всего работающего населения Казахстана 21% — чиновники. Для сравнения, в США и Германии это 14%, в Китае около 9%, в Японии меньше 8%. С 2014 года в Казахстане отменено антикоррупционное исследование законов, хотя, по мнению юристов, за предшествовавшие годы оно доказало свою эффективность. Порядка $4 млрд ежегодно теряет Казахстан вследствие коррупции в госорганах, сообщил КазТаг (2017) со ссылкой на Национальный доклад РК о противодействии коррупции. В рейтинге Transparency International по уровню коррупции Казахстан занимает 122 место из 146.

      По данным Комитета уголовно-исполнительной системы за последние десятилетия наблюдается сокращение числа заключённых в казахстанских тюрьмах со 100 тыс. до 29 тысяч. Были ликвидированы 12 колоний (https://24.kz/ru/news/incidents/item/332715-skolko-zaklyuchennykh-sidit-v-kazakhstanskikh-tyurmakh). Однако, имеют место настораживающие цифры криминогенной обстановки в стране. В исследованиях некоммерческой организации Walk Free, использующей данные официальной статистики 167 стран, рассматривались формы современного рабства, в том числе принудительный и детский труд, сексуальная эксплуатация и принудительный брак.  Казахстан в антирейтинге поставлен на 83-е место. По оценкам Walk Free, в рабстве в РК живут 75 тысяч человек - на каждую тысячу жителей приходится 4,21 лиц принудительного труда. Лидирует в рейтинге Северная Корея, где более 10% населения заняты подневольным трудом, к которому их принуждает государство (https://tengrinews.kz/kazakhstan_news/mire-naschitali-40-millionov-rabov-nih-75-tyisyach-349842/). Большую озабоченность вызывает преступность в нефтяной промышленности. Более 1 млн тонн нефти на сумму свыше 100 миллиардов тенге похищено в Казахстане за 2015-17 годы. Об этом рассказал заместитель генерального прокурора Республики Казахстан А. Лукин, выступая в Актобе на межрегиональном форуме «Проблемы теневого оборота нефти и газа» (http://abctv.kz/ru/news/neftyanye-milliardy-proshli-mimo-byudzhetnoj-kassy).

   По данным МВД РК в 2016 году было зарегистрировано более 248 тыс. уголовных правонарушений, из которых 26 тысяч – тяжких, особо-тяжких преступлений. В стране было совершено 853 умышленных убийства, 2160 случаев причинения тяжкого вреда здоровью, более 5000 - причинения средней тяжести вреда здоровья, почти 680 случаев угроз физической расправы и других преступлений. Преступления против личности чаще всего совершались в семейно-бытовой сфере - они составляют 10%. По данным Республиканского научно-практического центра медико-социальных проблем наркомании Минздрава, в Казахстане проживают свыше 54,8 тыс. человек с диагнозом психических и поведенческих расстройств, вызванных употреблением наркотиков. Средний возраст приобщения к наркотикам 17 лет. Нередко наркотическая и алкогольная зависимость толкает людей на совершение преступлений. По статистике Министерства внутренних дел, до 60% убийств совершается людьми в состоянии алкогольного опьянения. Ежегодно в Казахстане изымается около 30 тонн наркотических веществ (http://365info.kz/2014/06/).

   Остаётся высоким уровень числа преступлений на сексуальной почве. В Казахстане ежегодно фиксируется более 28 тыс. фактов изнасилования женщин и детей. Если в 2010 году жертвой насильников стал 491 ребёнок, то в 2014 – уже 943. По информации Генеральной прокуратуры, за последние 5 лет остались нераскрытыми почти 3000 уголовных дел об изнасилованиях. Не установлена судьба 444 пропавших женщин и 52 несовершеннолетних, предположительно ставших жертвами сексуальных преступлений. С 2011 года за сексуальные преступления против малолетних в Казахстане осуждены свыше 200 лиц, из числа которых 63 имели ранее судимость за аналогичные преступления. На свободе находились до 3000 неустановленных насильников и 150 педофилов (Абдыкадырова, 2016). В 2016 году зарегистрировано уголовных правонарушений в отношении женщин -124 298. Из них: небольшой тяжести - 12 531; средней тяжести - 98 384; тяжких - 5870; особо тяжких - 476. Совершено 1 629 изнасилований, из них 1 601 в отношении женщин и 122 в отношении несовершеннолетних. 160 изнасилований, по данным правоохранительных органов, зарегистрировано в общественных местах, а 115 - на улицах, площадях, в парках и скверах. Также зарегистрировано 501 уголовное правонарушение против семьи и несовершеннолетних женщин. Из них: вовлечение несовершеннолетнего в занятие проституцией – 7 правонарушений, торговля несовершеннолетними – 5, неисполнение обязанностей по уплате средств на содержание детей, уклонение от уплаты средств на содержание нетрудоспособных родителей, нетрудоспособного супруга (супруги) –  465 правонарушений  
(https://tengrinews.kz/kazakhstan_news/skolko-prestupleniy-protiv-jenschin-soversheno-kazahstane-314271/).

   В 2019 году были проведены задержания 367 казахстанских медиков, выписывающих пациентам в течение многих лет бесполезные и дорогие лекарства. Среди задержанных числятся рядовые врачи, заведующие кардиологическими и неврологическими отделениями, а также несколько министров. По данным следствия, врачами были обмануты более 1 млн пациентов на сумму, превышающую 30 млрд тенге. Многие из пациентов, которым были выписаны дорогие пустышки, в итоге стали инвалидами (http://nowek.ru/lands/gipertonia/omni/normio/kz/1). Эта ситуация во многом объясняет трудности борьбы с такими распространёнными в РК заболеваниями, как сердечно-сосудистые заболевания, которыми страдают более 70% граждан Казахстана в возрасте от 40 лет. По статистике 2017-2019 годов 93% инфарктов и 81% инсультов были вызваны сердечно-сосудистыми заболеваниями и скачками давления. Проект "Медицинские поезда," реализованный Фондом развития социальных проектов "Samruk-Kazyna Trust" и "Қазақстан темір жолы" совместно с Министерством Здравоохранения РК среди наиболее распространенных в регионах заболеваний выделил: артериальную гипертонию, ишемическую болезнь сердца, сахарный диабет, хронический бронхит, эндемический зоб. К самым опасным отнесены: туберкулез, сахарный диабет, онкология (https://www.zakon.kz/4950880-top-5-rasprostranennyh-zabolevaniy-v.html).

     Внешний долг Казахстана на 1 апреля 2019 года достиг $157,6 млрд. Госдолг превысил 40 млрд долларов. Тенге подешевел по отношению к доллару США более чем в 82 раза с момента введения в обращение: с Т4,68 (в 1993 году) до Т385,76, который установлен 6 декабря 2019 года Нацбанком РК – это меньше, чем в России и Узбекистане, но больше, чем в Кыргызстане (https://zonakz.net/2019/12/09/). За последние 11 лет тенге ослаб к доллару США более чем в 3 раза: с 120 тенге за доллар на 1 октября 2008 года до 386 тенге на 11 декабря 2019-го. В 2016 году в Казахстане была завершена легализация капитала, возможностями которой воспользовались свыше 140 тыс. граждан из 12 млн взрослого населения, по данным Министерства финансов РК. ​ За два года было легализовано 5,7 триллионов тенге (около 17 млрд долларов). В республике годовые доходы меньше 10 000 долларов имеют 97,6% населения. При этом пенсионеры получают 2500 - 3000 долларов в год. 2,7% (326 322 человека) зарабатывают в год от 10 до 100 тысяч долларов; 0,35% (42 301 человек) от 100 тысяч до миллиона долларов; 0,05% (5 838 человек) - от 1 до 50 миллионов долларов; 0,001% (162 человека) владеют примерно 55% от общего богатства республики. Из них 112 человек имеют в год от 50 до 80 млн, 45 человек - от 80 до 800 млн долларов. Пять человек - от 2 до 3 млрд долларов. Прирост общего состояния миллиардеров Казахстана за 2018 год составил 3,9 млрд долларов.

   Международная федерация профсоюзов озвучила вывод наблюдателей, посетивших Казахстан, что права трудящихся и права трейд-юнионов «не гарантированы ни законом, ни на практике». Ежегодный индекс нарушения прав трудящихся, нарушения прав профсоюзов, который выпускает МКП, поместил Казахстан в десятку худших стран мира, дав оценку пять из пяти возможных. Таким образом, констатирован тот факт, что права трудящихся и профсоюзов не гарантированы ни законом, ни на практике (https://social.eadaily.com/blog/43090168903/). Международная организация «Репортёры без границ» отмечает плохую ситуацию со свободой слова в Казахстане. В рейтинге Freedom House свободы слова в СМИ республика занимает 175 место из 197 стран.

   В 2017 году 10% наиболее обеспеченного населения потребляли в 2,7 раза больше продуктов питания, чем 10% наименее обеспеченных граждан (https://informburo.kz/novosti/). В Казахстане отмечен один из худших показателей в мире по разнообразию выбора и расходам на продукты питания, на которые жители страны вынуждены тратить до 47% своих доходов. (https://social.iz.ru/blog/43169959848/). В сравнении: в Германии минимальные затраты на еду в месяц составляют $500, в Японии – $317, в Италии – $260, а в Казахстане – 72 доллара. В потребительскую корзину Германии входит 475 наименований продуктов и услуг, Англии – 350, США – 300, Франции – 250, в Казахстане – 43. Согласно утвержденным нормам, казахстанец может в сутки потребить полпакетика чая, одну треть яйца, 100 г мяса, 20 г круп, 300 г хлеба, 400 г овощей, 100 г фруктов и 300 г молочных продуктов. По мнению специалистов Института анализа и прогнозирования Восточно-Казахстанской области, на сегодняшний день стол среднестатистического казахстанца можно сравнить с довольствием в Республике Чад (http://yk-news.kz/news/). Казахстан включён аналитиками в первую десятку стран по показателям уровня смертности от болезней сердца, ожирения и высокого давления, вызванных неправильным питанием (versiya.info). Первое место антирейтинга возглавил Узбекистан, в котором 394 человека из 100 тыс. имеют вредные пищевые привычки. Далее следуют Туркменистан, Кыргызстан, Украина, Молдавия, Азербайджан, Беларусь, Таджикистан, Казахстан и Россия. По данным статистики Министерства здравоохранения РК, в 2017 году по заболеваниям органов дыхания отмечено 42,9% случаев, органов пищеварения -7,8%; мочеполовой системы - 7,3% от всех заболеваний (EnergyProm).

   Весьма заметны гендерные отличия в величинах прожиточного минимума и смертности граждан РК. Так, например, у мужчин и подростков-мальчиков от 11 лет, в среднем величина прожиточного минимума составляет 32,8 тыс. тенге, тогда как у женщин и подростков-девочек — всего 26,4 тыс. тенге. В целом у мужчин любого возраста прожиточный минимум выше, чем у женщин. Максимальный показатель для мужчин 36,2 тыс. тенге (в возрасте 14−17 лет), у женщин - 27 тыс. тенге (в возрастных группах 18−29 и 30−58 лет) (finprom.kz.). По данным ВОЗ страны с самыми низкими рисками смертности среди женщин в возрасте от 30 до 70 лет - это страны с высоким уровнем дохода. При низких доходах населения Монголия, Фиджи, Казахстан, Туркменистан, Россия, Беларусь, Украина, Грузия, Кирибати, Северная Корея являются странами с наибольшей степенью риска смертности мужчин от 30 до 70 лет от неинфекционных заболеваний (МИА «Казинформ» со ссылкой на пресс-службу ВОЗ). К месту вспомнить тот факт, что, как указывают специалисты ВОЗ, 7 из 10 случаев смертей от курения происходят в странах с низкими и средними доходами. У курящих родителей мальчики рождаются почти в два раза реже, причина – внутриутробная гибель более уязвимого плода мужского пола. Даже, если в семье курит только муж, вероятность рождения сына снижается на 30% (AIF.RU/31.05.14).

Настораживает ситуация суицидальных настроений у молодёжи, провоцируемых депрессиями и тревожными состояниями. Специалисты ЮНИСЕФ и ВОЗ установили, что в 2012-2013 гг. Казахстан занимал первое место в мире по числу самоубийств среди девушек и второе – среди юношей. По данным Генеральной прокуратуры, количество самоубийств детей и молодёжи в возрасте 7-29 лет в 2013 году составило 1101 случай, что на 8,5% больше, чем в 2012 году. У 70% старшеклассников выявлены симптомы лёгкой и средней степени тяжести депрессии. Тяжёлая депрессия установлена у 20% учеников старших классов. В 30% случаев суицида присутствовали семейные ситуации насилия и жестокого обращения с детьми (Нитченко, 2014). Такая негативная ситуация требует срочной разработки и внедрения эффективной национальной стратегии по борьбе с причинами суицида среди молодых людей.

   Экологические проблемы, безработица, процессы урбанизации и многие другие поводы к миграции части населения, с каждым годом получают всё более убедительные социально-экономические и культурологические стимулы к развитию, что не может не вызывать культурологических изменений в традициях брачных и семейных отношений, особенно в полинациональных социумах. Многовекторность этих изменений во многом формируют экономические, светские и религиозные стороны постсоветской жизни общества в условиях социально-культурологической и экономической-глобализации, осуществляемой политикой развитых государств (Нелидов, 2008). По данным отчёта о глобальном благосостоянии за 2017 год, составленном Credit Suisse Research Institute, Республика Казахстан была зачислена в группу бедных стран. Общая доля семей с доходами ниже прожиточного минимума республике в 2018 году составила 4,1%. При этом годом ранее эта доля была равна 2,1%. Общее количество казахстанцев, имеющих доходы ниже величины прожиточного минимума, достигло 745 тыс. человек, тогда как годом ранее оно составляло 462,7 тыс. По статданным, в ЮКО проживает 223,7 тыс. человек с доходами ниже прожиточного минимума, в ВКО - 63 тыс. , в Алматы - 66 тыс., в Алматинской области - 54,9 тыс., в Жамбылской области - 54,5 тыс. человек. Меньше всего граждан с низким уровнем жизни населяет Астану (7,5 тыс. человек) (https://lsm.kz/v-kazahstane-stalo-bol-she-bednyh-lyudej). «Черта бедности в Казахстане составляет 50% от прожиточного минимума. Но у нас в планах поэтапное увеличение черты бедности до уровня прожиточного минимума до 2025 года. В итоге, если сейчас количество нуждающихся в адресной соцпомощи составляет 504 тыс. человек, то на следующий год, по нашим прогнозам, их количество возрастет до 670 тыс. человек» (министр труда и соцзащиты населения РК М. Абылкасымова «Капитал.kz»). В 2019 году величина прожиточного минимума в Казахстане составляла 28 284 тенге. Эта сумма близка стоимости 13 кг мяса. «Всё, что в Казахстане есть, можно производить, мы завозим потому, что нет нормальной перерабатывающей промышленности", – подчеркнул Назарбаев во время выступления с Посланием народу в октябре 2018 года." Проводимая в Казахстане социальная политика не отличается высокой степенью ответственности перед обществом и населением. В феврале 2019 года президент Казахстана Н. Назарбаев  принял решение об очередной отставке правительства РК, которому "не удалось создать реальные стимулы для роста экономики и благосостояния казахстанцев"… «Создаётся недостаточное количество продуктивных рабочих мест, особенно на селе. Малый и средний бизнес так и не превратился в драйвер роста, его развитие не стало основной задачей акимов и министров" (из заявления Президента Казахстана по поводу отставки правительства Сагинтаева 21 февраля 2019 года). В 28 летней истории независимого Казахстана это десятая отставка правительства.

         Специалисты делают вывод о существовании ряда негативных явлений и вызовов в Казахстане: несоответствие жизненно важных социальных стандартов уровню экономического развития; социальная деградация определённых слоев населения. Образовалась зона застойной бедности, охватившая ряд регионов, моногородов, сельских территорий, а также «самозанятое» население (https://forbes.kz/finances/finance/projitochnyiy_ minimum). Последствия несправедливой приватизации, сложившиеся взаимоотношения между работодателями и трудовым населением, высокая безработица и низкий уровень оплаты труда, факты коррупции и малой степени социальной защищённости заметно сказываются на удовлетворённости жизнью и показателях счастья, анализируемых различными республиканскими и международными исследовательскими проектами, в том числе регулярно оценивающими показатели счастья населения в 156 странах мира. Несмотря на спорность некоторых положений социологических опросников, они всё же позволяют приблизиться к пониманию вопроса, от чего только 58,5% женского населения и 61,8% мужчин страны удовлетворены своей жизнью и это при том, что Казахстан является лидером по уровню оплаты труда женщин среди государств Центральной Азии, а также Центральной и Восточной Европы. Это достижение объясняет достаточно высокую степень участия женщин на рынке труда, в работе общественных организаций и в политической жизни, но, как будет показано ниже, вступает в противоречие с репродуктивной активностью прекрасного пола.    

   В сохранении брачных и семейных традиций неоспоримо большое значение культурного наследия и социально-экономического благополучия общества. Следует учитывать и влияние религиозного мировоззрения его членов на отношения между мужчиной и женщиной. Между тем, в Казахстане, как «постатеистической» стране с изменяющимся менталитетом общества, достаточно трудно определиться с векторной ролью религиозной компоненты. Казахстан – светское государство с гарантированной Конституцией свободой совести.  Однако, в исламском мире имидж страны формируется как религиозный. Более того, президент РК Н.А. Назарбаев, при встречах с лидерами Ближнего Востока, не раз называл республику исламской страной. В Республике проведено 6 Съездов мировых и традиционных религий. Показательно, что на пленарном заседании Первого Саммита Организации исламского сотрудничества по науке и технологиям, который проходил в Астане в 2018 году и собрал 15 глав государств и правительств, а также более 80 зарубежных делегаций, президент Республики Казахстан Н.А. Назарбаев акцентировал внимание на глубоких исторических корнях в отношениях казахского народа с исламским миром и, в заключении, выразил уверенность, что «наши потомки высоко оценят сегодняшний исторический форум, который направлен на обеспечение единства, сплоченности и светлого будущего исламского мира» (https://www.zakon.kz/4877184-nazarbaev-islamskiy-mir-stradaet-ot.html).

     На государственном уровне политика в религиозной сфере направлена на укрепление межконфессионального мира. В Казахстане действуют 15 религиозных организаций образования, 400 начальных курсов при мечетях и воскресных школах, зарегистрировано 383 помещения для проведения религиозных мероприятий за пределами культовых зданий, 257 специальных стационарных помещения для распространения религиозной литературы и иных информационных материалов религиозного содержания и предметов религиозного назначения (https://www.arnapress.kz/uralsk/politics/121937/). Исходя из реалий проживания в стране последователей ислама, христианства, иудаизма, буддизма, индуизма, а также древних политеистических культур и современных новообразований, деятельности более чем 3088 религиозных объединений и общин, принадлежащих к 46 религиозным учениям, 3244 культовых зданий (церквей, мечетей и молитвенных домов), появилась необходимость регламентировать деятельность религиозных объединений (https://www.advantour.com/rus/kazakhstan/religion.htm).

   Показательно, что в 2014 году, согласно результатам мониторингового изучения Институтом философии, политологии и религиоведения КН МОН РК особенностей религиозной самоидентификации населения Казахстана, на конкретизирующий вопрос об отнесении себя к верующим в зависимости от степени определенности этого статуса однозначно называют себя верующими 43,8% респондентов и еще примерно каждый третий (34,4%) склонен относить себя к группе «скорее верующих, чем неверующих». Почти каждый пятый (18,7%) отождествляет себя с неверующими. Респонденты демонстрируют отсутствие преобладания атеистической парадигмы при определении   религии, как невежественного самообмана (согласны – 20,9%, не согласны – 62,6%) и способа ухода в иллюзорный мир (согласны – 23,5%, не согласны – 57,6%), с одной стороны, и в то же время проявляют амбивалентность оценок в отношении тезиса о существовании бессмертной души (42,7% – согласны и 37,7% – не согласны) – с другой. При исследовании вовлеченности в религиозный образ жизни, предписывающий поклонение, ритуализацию и обрядность, оказывается, что около 43% семейных групп совмещают религиозные и светские традиции. Религиозный образ жизни (включающий в себя не только обрядность, но прежде всего – соизмерение своего образа жизни с религиозной доктриной, канонами религиозной жизни и строгим им следованиям) отличает не более 14%-19% взрослого населения. Из них только около 10% указывают на свою неразрывную связь с религиозной общиной, и еще меньше (до 8%) – со строгими следованиями канонам веры. В процессы религиозной конверсии вовлечены 5-14% взрослого населения. Декларируют свою отдаленность от религии до 9%, об атеистическом мировоззрении заявляют 10-12%. 32,6% респондентов хотела бы видеть своих детей верующими, вовлеченными в религиозную жизнь, а 66,7% – уважающими религию, но с позиций сторонних наблюдателей за религиозной жизнью. 12,1% предпочли бы, чтобы дети были равнодушны к религии, а 9,3% – чтобы стали атеистами (https://articlekz.com/article/15142). Но всё более частыми становятся случаи, когда в быт и труд граждан проникают ритуалы мракобесного толка. Например, известны случаи, когда при завершении крупных строительных работ, реконструкции производственных объектов, сотрудники просят пригласить религиозных служителей для кровавого жертвоприношения и благословения. Так, после завершенного на электростанции в Аксу ремонта, энергоблок был окроплен жертвенной кровью зарезанной коровы (https://patriot-su-rf.ru/blog/43404777890/).

   В 2011 году принят Закон Республики Казахстан о религиозной деятельности и религиозных объединениях, содержащий целый ряд ограничений, по мнению экспертов Комитета ООН по правам человека, не соответствующих основным принципам международного права в области прав человека (принципу презумпции в пользу права, принципу юридической определённости и предсказуемости, принципу пропорциональности (соразмерности). Утверждается, что этот закон, и целый ряд изданных на его основе подзаконных актов, направлены на жёсткую регламентацию религиозной деятельности. Таким образом, нарушается право каждого совместно с другими иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними, нарушают конституционный принцип отделения религиозных объединений от государства в части непропорционального вмешательства государства в дела религиозных объединений, нарушают право на свободу объединения и свободу выражения, вводят необоснованные ограничения на распространение религиозных взглядов, миссионерскую деятельность и т.д. Ничем не оправданным является установление высоких количественных требований к созданию религиозных объединений: 50 человек – для местного объединения, 500 – для регионального и 5000 - для республиканского, а также географическая «привязка» религиозных объединений. (https://bureau.kz/novosti/sobstvennaya_informaciya/o_tom_chto_ne_sdelano/).  Неуместная категоричность полемики в подобных вопросах, на наш взгляд, нейтрализуется наконец-то назревшим у властей пониманием деструктивных последствий экстремизма, в наши дни слишком часто прикрывающимся религиозными догматами и лозунгами. Согласно октябрьскому отчету аналитической организации Soufan Group, основным центром притяжения центрально азиатских радикалов остаются охваченные вооруженными конфликтами Сирия и Ирак. Из 40 тысяч боевиков в рядах террористической группировки «Исламское государство» 8717 — выходцы из стран бывшего СССР, около 5 тыс. — выходцы из стран Центральной Азии. Если ранее власти стран Центральной Азии уделяли повышенное внимание борьбе с легальной, либеральной политической оппозицией, то последние годы угрозы и риски безопасности политики в первую очередь связывают с исламским радикальным фундаментализмом, умело использующим религиозное невежество и доверчивость граждан (https://rus.azattyq.org/a/centralnaya-azia-postavschik-ispolniteley-teraktov/28831133.html). В свете аналитических выводов показательна ситуация в Казахстане. «Страну буквально заполнили агенты влияния различных религиозно-экстремистских организаций, ставящих своей целью не только ускорить, но и максимально радикализировать процесс всеобщей исламизации. В течение нескольких лет в Казахстан абсолютно легально прибывали многочисленные специалисты в области теологии, ввозилась никем не контролируемая религиозная литература. С начала 1990-х годов в Южном Казахстане стала отмечаться деятельность представителей международных исламских организаций Ислах, Тайба, Комитет мусульман Азии и др.» (https://cyberleninka.ru/article/n/prichiny-i-usloviya-rasprostraneniya-v-kazahstane-idey-islamskogo-ekstremizma). Аналитики считают, что радикалов из постсоветской Азии объединяет убеждение, что единственным путем к справедливому обществу является установление исламского халифата (https://rus.azattyq.org/a/centralnaya-azia-postavschik-ispolniteley-teraktov/28831133.html). По мнению политологов росту радикализации населения в Центральной Азии способствуют: высокий уровень бедности, безработица, значительный процент дезориентированной молодежи в общем составе населения, идеологический вакуум, коррупция, внешнее деструктивное влияние и низкий уровень религиозного образования (https://forbes.kz/process/expertise/tsentralnaya_aziya_riski_vyizovyi_i_vozmojnosti/?utm_source=forbes&utm_medium=mlt_articles).

   В июле 2017 года Министерство внутренних дел Турции опубликовало доклад «Китап», в котором сообщалось, что Казахстан входит в десятку стран, граждане которых чаще других пытаются попасть в зону вооруженного конфликта на турецко-сирийской границе. В июле 2018 года Комитет национальной безопасности Казахстана (КНБ) сообщал, что с момента начала войны на Ближнем Востоке в Сирию и Ирак для участия в деятельности международных террористических организаций уехали около 800 граждан Казахстана (https://rus.azattyq.org/a/kazakhstan-syria-return/29699493.html).В свою очередь. КНБ РК владеет информацией о гибели более 260 человек, сражавшихся на стороне международных террористических организаций в Сирии (https://rus.azattyq.org/a/kazakhstan-siriya-knb-otvet/29401029.html).  В 2019 году КНБ нейтрализовал преступную деятельность 7 радикальных групп и 34 отдельных лиц в различных регионах страны (https://news.mail.ru/incident/39841979/). Сегодня в тюрьмах РК за терроризм и экстремизм отбывают наказание 700 человек, среди которых большинство бывшие исламские радикалы и боевики. Судить о приоритетах в обеспечении обороноспособности и безопасности государства, охране правопорядка и поддержание внутренней стабильности, защите населения и устойчивости управления в кризисных ситуациях позволяет презентация бюджета в мажилисе. На трехлетний период предусмотрено 4,3 трлн тенге, из них на 2020 год – 1,5 трлн тенге. Это 11,4% к ВВП страны. Из них расходы Министерства внутренних дел РК составят 394,1 млрд тенге, специальных госорганов - 375,1 млрд тенге, Министерства обороны - 331,8 млрд тенге, гособоронзаказа - 276,2 млрд тенге и Генеральной прокуратуры - 31,9 млрд тенге (https://kursiv.kz/news/finansy/2019-09/kazakhstan-snizit-raskhody-na-oboronu). И всё же, согласно Индексу Глобального Терроризма (Global Terrorism Index) разработанного международной группой экспертов под эгидой Института экономики и мира (The Institute for Economics and Peace), Казахстан признан страной с низким уровнем влияния терроризма (https://kursiv.kz/news/obschestvo/2018-12/issledovanie-terrorizm-prakticheski-ne-vliyaet-na-kazakhstan).

   Дезориентация общества в религиозном и культурологическом пространстве сказывается, в том числе, на брачных и семейных отношениях. Так, исподволь внедряемая приемлемость древних обычаев и традиций, не имеющих не только юридической основы, но и даже договорных отношений между сватами и семьями, приводит к росту числа случаев похищения невест и многожёнству. В Казахстане похищают около 13 девушек в день, а за год - почти 5 тысяч (https://dixinews.kz/articles/zhizn/20260/ ). По сведениям международной общественной организацией «Girls Not Brides» в соседней с Казахстаном Республике Киргизия похищают около 15 тысяч девушек в год и принудительно выдаётся замуж каждая пятая невеста (https://man-and-woman.mirtesen.ru/blog/43324620045/).

   В 1998 году была отменена уголовная ответственность за многоженство в Казахстане. В парламенте РК годами дискутируется вопрос о легализации полигамии со ссылками на Коран, обычаи многожёнства в мусульманских странах и, как способе повышения рождаемости. В последнее время среди мужчин-казахов появляется все больше сторонников законодательного оформления многожёнства, в том числе с целью решения проблемы неполных семей. Более 500 тыс. казахстанских детей женщины воспитывают в одиночку. К ожидаемым последствиям многожёнства, например, можно отнести примеры бытового насилия и самоубийств женщин, безответственное расторжение брака трёхкратным произнесением словесной формулировки «талак». На уровне сельского обывателя известны случаи сожительства с четырьмя женщинами и распределение рождающихся детей выборочно между жёнами для поддержания мира и хороших отношений в семье (Нелидов, 2008). На наш взгляд, озабоченность общества в противостоянии сторонников традиционного брака и многожёнства особенно коррозируется рекомендацией Комитета ООН по экономическим, социальным и культурным правам «принять все необходимые меры для предотвращения и борьбы с дискриминацией в отношении лесбиянок, геев, бисексуалов и транссексуалов и обеспечить им равное пользование правами по пакту, а также принять индивидуальную правовую защиту этих лиц от нападений и преследований» (https://zonakz.net/2019/04/01/uzakonit-mnogozhenstvo-v-kazaxstane-predlagayut-deputaty/). Согласно исследованию Фонда Фридриха Эберта, около 70% казахстанцев не хотят, чтобы рядом с ними жили представители ЛГБТ. Более того, в списке нежелательных соседей ЛГБТ обошли алкоголиков (64,6%), бывших заключённых (60,1%) и носителей ВИЧ (59,8%). (https://informburo.kz/stati/kazahi-ne-dolzhny-byt-takimi-v-chyom-prichiny-gomofobii-v-kazahstane.html).

   Традиционно казахстанское общество отличается высокой толерантностью, однако религиозный, и в наибольшей степени, исламский фактор, стремится играть всё более значимую роль в жизни казахстанского общества, находя поддержку во властных структурах. Принят закон, регулирующий сферу религиозных отношений, закреплено, что государство признает место и роль ханафитского мазхаба в духовной жизни казахстанского общества. Было создано Агентство по делам религий, при помощи которого религиозные конфессии решают актуальные проблемы и вопросы с государством. Декларируется, что само Агентство ведет работу по мониторингу религиозной ситуации в обществе, но при этом государство не вмешивается в деятельность религиозных объединений. Однако, например, на президентском уровне указывается, что Духовному управлению необходимо взяться за издание фетв в рамках законов шариата по актуальным вопросам в обществе, а также повышать свою грамотность не только в духовной сфере (http://www.president.kz/ru/events/akorda_news/meetings_and_receptions/).  Духовное управление мусульман Казахстана объединяет 2228 мечетей. Следует отметить, что с момента наступления Независимости в Казахстане насчитывалось 63 мечети и к 2017 году, по данным Министерства по делам религий и гражданского общества, их насчитывалось уже порядка 2570, церквей - 333, школ – 7373, больниц - 887. Сегодня количество мечетей во всех областях Казахстана заметно превышает количество больниц (https://www.caravan.kz/news). В 2018 году озвучено присутствие в Казахстане 3601 мечети, из которых пустовали 84. В некоторых местах мечети выставляются на продажу (https://inbusiness.kz/ru/last/iz-3601-mecheti-v-kazahstane-pustuyut-84). Согласно новым правилам, мечеть будет строиться по численности населения местности. В поселках вместимостью от 70 до 500 человек, в районах вместимостью от 500 до 1 500 человек, в областях и городах на 1 000-5 000 человек. Декор минарета, купола, внутренней и внешней отделки мечетей должны соответствовать местным традициям (https://ru.sputniknews.kz/society/20190116/8885652/mecheti-kazakhstan-stroitelstvo-pravila.html).

   Приоритетность здоровых сексуальных отношений в репродукции и долголетии человеческой популяции неоспорима. Под деструктивное влияние уже описанных выше антикультурологических факторов в первую очередь попадают подростки и молодые люди. Так, роды у несовершеннолетних чаще всего происходят в сельских местностях. Абортам отдают предпочтение подростки, живущие в городах. Наибольшее количество абортов насчитывается в Восточно-Казахстанской, Карагандинской и Южно-Казахстанской областях. Если верить Фонду ООН, то в 2016 году было зарегистрировано 1400 абортов среди подростков в возрасте 15-18 лет. Это в 1,3 раза больше, чем в 2015 году. Такая ситуация складывается несмотря на то, что в Казахстане проводится большая работа по информированию молодёжи о контрацепции. В стране работают около 500 кабинетов планирования семьи, 94 молодёжных Центра здоровья. В 2016 году из местного бюджета регионов было выделено более 309 млн тенге на закуп контрацептивов для сексуально активных девушек в возрасте от 15 до 17 лет. В 2017 году финансирование контрацептивов для подростков возросло в два раза и составило более 639 млн. тенге (https://informburo.kz/stati/). Казахстан относится к странам с низким уровнем распространенности ВИЧ, однако, отмечается ежегодный рост на 10% числа новых случаев этой вирусной инфекции. На конец 2015 года среди граждан Казахстана было зарегистрировано 24427 случаев ВИЧ-инфекции, умерло 670. Женщины в 72,4% случаев заражались половым путем, в 21,5% - при употреблении инъекционных наркотиков. Мужчины в 68% случаев инфицировались при инъекциях наркотиков. По информации Центра по профилактике и борьбе со СПИД, в Астане с 1997 по 2017 год было зарегистрировано 1395 случаев заражения.

По данным урологов 2013-2015 годов, в 16 регионах страны, у 45,5% мужчин опрошенных были зарегистрированы отклонения в сексуальной жизни, признаки эректильной дисфункции выявлены у 56,3% мужчин,16% страдает импотенцией. Кроме того, по результатам работы в 2015 году из 44,606 тыс. мужчин у 8,8% было выявлено бесплодие, 16,1% поставлен диагноз «простатит», у 17,3% медики нашли другие заболевания (https://total.kz/ru/news/zhizn/spetsialistyi_po_mujskomu_zdorovyu). Отмечается увеличение пороков развития и заболеваний половых органов у мужчин, подростков и детей. Растёт число заболеваний, передающихся половым путем (ЗППП). Такие заболевания как фимоз, крипторхизм, варикоцеле, гипогонадизм, орхиты (как последствия эпидемического паротита), и гипо- или эписпадия, не выявленные своевременно (в детском возрасте), часто приводят к эректильной дисфункции, бесплодию и импотенции, психическим заболеваниям у мужчин. Эректильная дисфункция (ЭД) в большинстве случаев является проявлением общего патологического процесса и может рассматриваться как синдром целого ряда заболеваний и ятрогенных вмешательств. Чаще всего встречающимися заболеваниями и факторами риска ЭД являются: факторы психологической отягощенности (96%), дислипидемия (62%), метаболический синдром (48%), артериальная гипертензия (42), курение (38%), ожирение (34%), атеросклероз (29%), симптомы нижних мочевых путей (22%), гипогонадизм (21%), сахарный диабет (18%). В итоге - разрыв семейных отношений, одиночество, алкоголизация (Нелидов, Хамзин, 2018). Финансовые проблемы, бедность (46,8% респондентов) и отсутствие жилья (32,6%) сегодня являются для молодых людей основной причиной развода. Об этом свидетельствуют данные опроса Научно-исследовательского центра «Молодежь». Важно, что почти половина молодых казахстанцев крайне отрицательно (вариант ответов «очень отрицательно, особенно если есть дети») относятся к разводам (44,9%); 31,7% судят о разводах скорее отрицательно; 17,2% считают, что развод неизбежен, если молодые супруги не счастливы в браке. Большинство же опрошенных не готовы разводиться, в случае возникновения каких-либо трудностей (62,2%) (Eljastary.kz.).

   Вопросы этнической идентичности политизируются в Казахстане с каждым днем все заметнее, в том числе и в области межнациональных браков. О гипотетических перспективах метизации части казахов можно рассуждать на примере России, в которой по данным переписи населения 2010 года, их насчитывалось 647 тыс. человек, при том, что во всем мире на то время казахов проживало около 15 млн, а в самом Казахстане 11,7 млн. Крупные казахские диаспоры имеются в приграничных регионах Сибири. Так, в Омской области казахов 78 тыс., в Республике Алтай — 12 тыс., в Алтайском крае и Новосибирской области — 8 тыс. и 11 тыс. соответственно. В Омске сосредоточена самая большая казахстанская диаспора, насчитывающая более 40 тыс. человек. Здесь учится каждый второй выпускник школ Петропавловска (https://korrespondent.kz/obshhestvo/). Ещё больше казахов в Астраханской и Оренбургской областях - почти 270 тысяч. В самом Казахстане, доля смешанных браков на протяжении многих лет оставалась достаточно стабильной – в пределах 20%. Об этом свидетельствуют база данных ИДЕМ по Всесоюзным переписям населения 1939-1989 годов; Стат. сборник, итоги переписи населения 1999, 2009 годов в РК (рис. 2).

рис2раторпьогеьореблрлбю

   Рис. 2. Динамика однонациональных и межнациональных браков в Казахстане в период с 1959 по 2009 годы (Козлов, Айгозина, 2017).

   Социологи, изучая материалы переписей населения, отмечают тот факт, что к середине прошлого века более часто вступали в смешанные браки мужчины-казахи (27%), в сравнении с девушками-казашками (3,9%). Объяснение этому явлению видят в народных традициях, когда девушка исключается из своего рода, переходя в другую семью, а мужчина – преумножает свою семью вводом жены (Уалиева, 2012). По данным исследования в 1985 году, в Советском Союзе казахи наиболее часто вступали в смешанный брак с русскими – 36,6%, татарами – 22,1%, узбеками – 8,7%, украинцами – 7,1% каракалпаками – 5%, киргизами – 4,8%, башкирами – 3,4% и с немцами - 2,9% (Волков, 1991). В современном Казахстане из семи преобладающих этносов наиболее распространенным сочетанием после моноэтнического брака является брак между казахами и русскими, с долей 35,17%, сочетаемость с татарами составляет 9,42%, узбеками – 8,1%, уйгурами – 7,08%, украинцами – 4,06% и немцами – 3,59%. Оставшаяся доля в сочетаемости казахов с представителями других этносов в межэтнических браках относится в большей части к тюркским этносам. На территории Российской Федерации сочетаемость казахов с другими этносами отличается от поведения представителей данной группы в Казахстане. После моноэтнических браков, наибольшая сочетаемость присуща бракам между казахами и русскими, доля которой составляет 72% от общего числа браков, где один из супругов казахской национальности. Более 17% приходится на пару казахов и татар, доля смешанных браков между казахами и башкирами составляет 6%, украинцами 2%, с представителями остальных групп доля составляет ниже одного процента (Козлов, Айгозина, 2017).

Исходя из результатов проведённого на государственном уровне комплексного социологического исследования «Гендерные отношения в семье» следует, что в Казахстане для 44% граждан семья – это спасение от одиночества, для 28% семья – это дети, их воспитание, для 22% семья – главный стимул к достижению жизненных успехов. Только для 6% казахстанцев семья связана с самыми большими разочарованиями и в представлениях 9% населения она же является тормозом в карьере и достижении личных успехов. Отмечается, что семейные ценности более важны для сельских жителей (82,6%) и менее – для горожан (57,4%). Среди молодёжи семья и дети являются основой жизни для 72,5% казахов и 76,4% русских (Ешпанова, 2013).

   КазНИИ социальных и гендерных исследований причинами разводов названы отсутствие глубинных отношений, общения и взаимопонимания, насилие, сексуальная неудовлетворённость, эгоизм, гордость и предубеждение. Установлено, что разрушающими семейные отношения факторами со временем становятся непризнание вины и ошибок, отсутствие семейных ценностей, зависимость от вредных привычек, социально-экономические проблемы, незнание ролевых отличий, влияние родителей и родственников на выбор супруга, измена и брак по расчёту, религиозные расхождения. Если во времена Советского Союза верующими себя считали 23% и атеистами 25% казахстанцев, то сегодня верующими себя считают 18-19% и атеистами 11-12% граждан. Мировозренческие предпочтения большинства казахстанцев колеблются и не имеют серьёзной базовой основы. Среди горожан верующих 9-12%, среди сельских жителей – 7-9%. Показательно, что более 46% казахстанцев не проявляют протестные настроения в случаях, если их родные и близкие отдатут предпочтение к исповедованию религиозного мировоззрения, не совпадающего с этнокультурной традицией (Бурова, 2014).

      Согласно анализу Комитете по статистике Министерства национальной экономики РК в Казахстане за последние 10 лет поженились 1,5 млн пар. Более полумиллиона за этот же период развелись. Количество разводов увеличивается с каждым годом. Если в 2007 году их было 36 тысяч, то в 2017 уже 54 тысячи. Больше всего разводов наблюдается в Карагандинской области, меньше всего — на западе Казахстана. Опросы свидетельствуют, что казахстанские мужчины хотят иметь детей числом больше, чем женщины. Только 12% молодых женщин назвали трёх и более детей в качестве желанных. Возможно, эта ситуация связана с тем, что при оценке материального положения своих семей как плохое и очень плохое, женщины составляют 10,6%, мужчины – 12,5% (Нелидов, 2015).

   По данным Минздрава, в РК в 2016 году наибольшее количество беременностей у подростков в возрасте 15-18 лет было зарегистрировано в Южно-Казахстанской, Алматинской, Жамбылской и Карагандинской областях. Наибольшее количество абортов насчитывается в Восточно-Казахстанской, Карагандинской и Южно-Казахстанской областях. Роды у несовершеннолетних чаще всего происходят в сельских местностях. Аборты чаще делают подростки, живущие в городах. В Министерстве здравоохранения РК сообщили, что в Казахстане проводится работа по информированию молодёжи о контрацепции. В стране работают около 500 кабинетов планирования семьи, 94 молодёжных Центра здоровья. В Республике Казахстан аккредитованы и осуществляют деятельность по усыновлению 37 агентств, из них из США – 15, Испании – 6, Италии – 4, Канады – 5, Франции – 2, Германии – 3, Швеции – 1, Бельгии – 1.

     Смена в постсоветские десятилетия экономической формации, сопровождающаяся несправедливой приватизацией государственной собственности и неравными условиями для субъектов бизнеса, проявилась в резком расслоении социума по уровню доходов, частом несовпадении интересов власти и общества, в изменениях менталитета и мировоззрения людей на метафизическом уровне. Сформировавшиеся за годы существования Советского Союза культурологические, духовные и нравственные ценности, общие для народонаселения исторические даты и праздники, помимо резкой критики, сегодня часто подвергаются ревизиям системного характера, как несоответствующие новым реалиям. В результате сложилась ситуация, позволяющая социологам утверждать, что современное казахстанское общество становится всё более раздробленным и атомизированным. Линии противоречий проходят по этническим и языковым, религиозным и возрастным рубежам, особенно контрастным при сопоставлении ситуаций в городах и сельской местности, а также в местах проживания оралманов. Социально-экономические причины снижения авторитета мужчины, как кормильца семьи, возрастающая роль в бизнесе и повседневных делах самостоятельных и уверенных в себе женщин, вкупе с контрастами насаждаемой массовой культуры и, порою, искусственно превышаемой религиозности, создают атмосферу стрессовых ситуаций в обществе. Однако, на наш взгляд, казахстанский социум обладает достаточно крепким иммунитетом к подобным многоликим депрессантам. В Республике действует новый Кодекс «О браке (супружестве) и семье», состоящий из 2-х частей (общая и особенная), включающих 283 статьи, из которых 110 ранее не было. Это настоящий свод правил, помогающий сохранить традиции здоровой семьи, духовности и нравственности казахстанского общества. Общая оценка складывающейся в семейных отношениях атмосферы выявляет факт того, что в стремительно изменяющемся мире единственно-ценное, за что подавляющее большинство людей в Казахстане готовы пожертвовать своей жизнью, это полноценная традиционная семья. Надеемся, что этому приоритету и далее будет способствовать тот факт, что Казахстан улучшил свои позиции в индексе человеческого развития ПРООН в 2018 году на восемь пунктов по сравнению с 2017-м годом и, согласно рейтингу стран по индексу человеческого развития (ИЧР), занял 50-е место из 189, войдя в группу стран с очень высоким уровнем человеческого развития (Центр деловой информации Kapital.kz ).

  1. Бурова Е. Веришь? Не веришь?// Весь мир, 2014. № 3(53).- С. 2.
  2. Епшанова Д. Ценностные ориентации казахстанской молодёжи// Казахстанская правда, 2013, № 262. – С. 9.
  3. Козлов В.А., Айгозина Г.К. Межнациональные браки в Казахстане: оценка предпочтений с помощью матрицы межэтнических расстояний. Демоскоп Weekly, 2017, № 733-734 (http://www.demoscope.ru/weekly/2017/0733/analit03.php).
  4. Нелидов С.Н. Традиции брака и семьи народов мира. – Алматы, 2008. – 536 с.
  5. Нелидов С.Н. Экология жизнедеятельности - Алматы, 2015. - 883 с.
  6. Нелидов С.Н., Хамзин А.А. Экосфера репродукции человека – Алматы, 2018. – 804 с.
  7. Нитченко Ю. Казахстан – в десятке стран с самым высоким уровнем суицида// Комсомольская правда. Казахстан.- 2014, № 108. – С. 6.
Просмотров: 157
Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter