Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

1485587522 Slovo ob Uchenom Myslitele Cheloveke K Yubileyu Aleksandra Ivanovicha ыппавSubetto 800x800 equal

(размышления над идеями и поставленными проблемами в научной монографии

«Средние классы в капиталистической России», 2019г.)

Научно-философское эссе

 

«В настоящее время Россия могла бы разработать и предложить мировому сообществу совершенно новую модель управляемой жизнеспособной Земной ноосферной цивилизации со встроенной в неё моделью восходящей России. Встраивание России в нынешнюю модель обреченного мира есть акт величайшего исторического заблуждения, приближающего момент исчезновения России и Земной цивилизации»

А.П.Федотов [24, с.205]

«…пока есть человеческая история будет существовать и Россия. Россия не исчезнет. Мы знаем, что история полна трупов народов и государств. Всё русло истории забито этими скелетами. Россия выживет. Но без социальной революции в защиту социальной справедливости не обойдется. Людоедский капитализм ведет дело к тому, что он будет демонтирован. Я молю бога, чтобы это обошлось без смуты».

М.А.Колеров [75]

Аннотация. Раскрывается теоретическая система – концепция, на базе которого определяется судьба средних классов в России и в мире с учетом наступившей Эпохи Великого Эволюционного Перелома Научно-философское эссе является своеобразной теоретической рефлексией над проблемами и оценками, которые поставлены и раскрыты в монографии «Средние классы в капиталистической России».

Ключевые слова. Общество, класс, средний класс, капитал, капиталократия, эпоха, история, эволюция, экология, экономика, рынок, кризис, структура, экономика.

  1. Понятие среднего класса и императив «радикальной трансформации отечественного капитализма»

 

Коллектив авторов во главе с В.Н.Бобковым, доктором экономических наук, профессором, заведующим лабораторией проблем уровня и качества жизни Института социально-экономических проблем народонаселения Российской академии наук (ИСЭПН РАН) (Москва) в уже прошлом, 2019-ом, году опубликовал монографию «Средние классы в капиталистической России» [1]. Исследовательский проект, который был выполнен коллективом ученых, – и определяет «логику» и «структуру» содержания монографии и был осуществлен при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ).

Монография состоит из 5-ти глав, названия которых достаточно «выпукло» отражают идейный комплекс и системную логику авторского коллектива к раскрытию заявленной темы:

  • «Общество и социальные структуры. Социально-философские предпосылки исследования»;
  • «Теоретико-методологические подходы к определению российских средних классов и критериев их выявления»;
  • «Критерии и социальные стандарты идентификации российских средних классов»;
  • «Количественная идентификация российских средних классов»;
  • «Механизмы увеличения численности российских средних классов».

Понятие «средний класс» появляется вместе с появлением теории социальной стратификации в «системе социологии», теоретическая система которой впервые была разработана П.А.Сорокиным [62]. Эта сорокинская социологическая парадигма возникает как альтернатива марксовскому классовому подходу, теория которой проходила свое становление у Маркса на базе системы представлений о формационной логике человеческой истории (на базе категории способа общественного производства как единства производственных отношений и производительных сил), предстающей как «логика» сменяемости общественных (социально-экономических) формаций, главными представителями которых являются рабовладельческая формация, феодализм и капитализм. Подчеркивая этот важнейший «фокус» марксовой парадигмы философии истории, Л.А.Зеленов и А.А.Владимиров так писали о сущности этого понятия [10, с. 47]:

«Марксово понятие способа производства как единства производительных сил и производственных отношений отражало общую, единую основу всех формаций, определяя единое основание их исторической периодизации. Это единое основание своим внутренним противоречием между производительными силами и производственными отношениями определяло внутренний источник развития и функционирования общества.

Это понятие выводило на системный анализ двух составляющих:

  • производительных сил:
  • рабочая сила,
  1. орудия труда,
  • предметы труда,
  1. условия труда;
  • производственных отношений:
  • собственности;
  1. распределения;
  • обмена;
  1. организационно-производственных.

«Изгнание» понятия способа производства обедняет анализ экономической сферы и формационной анализ вообще, а цивилизационный и культурологический анализы лишены единого основания. Отсюда абсурд в периодизации».

И далее они справедливо указывают на системно-методологическую недостаточность «современной буржуазно-примитивной экономики» как «науки», фактически лишающейся действительной онтологической базы. Происходит изгнание из понятийного аппарата такой феноменологической экономической науки понятий, разработанных в политэкономии К.Маркса: «производительные силы, производственные отношения, рабочая сила, экономические потребности, экономические отношения, способ производства… Остались «товар», «деньги», «обмен», «спрос», «инфраструктура», «средний класс», «прожиточный минимум», «минимальный размер оплаты труда» и прочие «проценты», «доходы», «дивиденды», «акции»…» [10, с. 47].

Авторы монографии «Средние классы в капиталистической России» во «Введении» прямо указывают, что они «исходят из того, что в капиталистических обществах основополагающей является социально-экономическая сфера их жизни». «Марксистское определение общественных классов, которое разделяется авторами применительно к характеристике капиталистических обществ, рассматривает их не как существующие «над» или «под» другими классами, оно определяет классы с точки зрения их социального отношения к другим классам. В условиях капитализма, по Марксу, средние классы – это те, кто стоит посередине между рабочими и капиталистами и земельными собственниками, «и увеличивает социальную устойчивость и силу верхних десяти тысяч»[1] [1, с. 9].

В монографии раскрывается сложная и противоречивая социальная статусность (её можно было бы назвать «полисистемной» или «полиструктурной», поскольку она предстает как некий «пучок» статусностей, отражающих разные основания для представлений о социальной стратификации общества) среднего класса.

В основу подхода коллектива авторов во главе с С.Н.Бобковым был положен квалитативно-таксономический подход (в моем определении, исходя из разработанной мною синтетической парадигмы квалиметрии и квалитативизма [31 – 34, 36, 40, 63, 64]) к идентификации среднего класса (на основе «определения критериальных границ отнесения к средним классам в рамках тех или иных идентификационных критериев», которое осуществляется, исходя из системы «нормативных представлений о качестве и уровне жизни» тех, кто образует средние классы» [1, с. 15]).

Фактически авторы вводили таксономические квалиметрические шкалы в оценке уровня качества жизни (см. [64, с.78 – 80, 84, 112, 120, 186]) на базе введения представления о «социальных стандартах средних классов» [1, с. 15, табл. 1 на с. 17].

Считаю, что такой квалитативно-таксономический подход последовательно реализованный в идентификации среднего класса в России, делает данное исследование не только оригинальным, но в определенной степени пионерским в таком научном направлении, которое можно назвать социальной квалиметрией жизни [64, с. 186, 187; 65]. Такой подход позволил выделить [1, с. 13] не только в структуре российского общества средний класс (по состоянию на 2016-й год), определить его мощность – 43,3% (от численности занятых), но и выделить социальную стратификацию самого среднего класса в России:

  • «ядро потенциала» – 17,7% («Занятые, которые соответствуют требованиям стандартов второго уровня по критериям образования и положения в сфере занятости»),
  • «периферия потенциала» –13,1% («Занятые, которые соответствуют требованиям стандарта первого (минимального) уровня по критерию образования и отвечают требованиям стандарта второго уровня по критерию положения в сфере занятости»); «Занятые, не по найму, которые не достигают требований стандарта первого (минимального) уровня по критерию образования при соответствии стандартам первого (минимального) или второго уровня по критерию положения в сфере занятости»).

Поддерживаю вывод в «Заключении» этой монографии, в котором наряду с формулировкой системы мероприятий, направленных на рост «средних классов» в России, как основу её устойчивого развития на ближайшие годы, подчеркивается императив «радикальной трансформации отечественного капитализма», как «олигархического, безнравственного и хищнического капитализма», построенного на «власти финансовой капиталократии» [1, с. 183]. Этот олигархический капитализм, основой становления которого стала «вульгарно-рыночная концепция развития России» уже привел к таким результатам, как [1, с. 182]:

  • «Ухудшение системы медицинского обслуживания» 50%;
  • «Неравенство в доступе к хорошим рабочим местам» 50%;
  • «Резкое снижение уровня жизни значительной части населения» 43%.
  1. Крах рыночных реформ в России и экологический

приговор рынку и капитализму в планетарном масштабе

 

Данные выводы авторского коллектива в определенной степени подтверждают мой вердикт, который я сформулировал в 2013 году, что в России де-факто сложились механизмы рыночного геноцида всех основных систем воспроизводства жизни общества [47]. В монографии «Рыночный геноцид России и стратегия выхода из исторического тупика» я подчеркивал [47, с. 12], что «в России сложился рыночный геноцид, т.е. механизм ликвидации у значительной части общества с помощью рынка прав на жизнь, на продолжение рода, – и этот рыночный механизм ликвидации «лишнего населения»[2] в России неотвратимо действует, и так называемой «русский крест», т.е. превышение уровня смертности населения над уровнем рождаемости уже в течение 20 лет в России, явление не случайное, а закономерное, и есть форма проявления рыночного геноцида».

К этому можно добавить, что за этим рыночным геноцидом стоит резкая поляризация в России между «полюсом сверхбогатства» и полюсом «сверхнищеты», за которой скрываются последствия де-факто экспроприации общенародной (социалистической) собственности у трудового народа кучкой олигархов под «знаменами» ваучерной (причем безымянных ваучеров) приватизации. Так например, по данным крупнейшего швейцарского банка «Кредит Суиес» только за 2019-й год количество долларовых миллиардеров в России увеличилось в 1,5 раза (от 74-х в 2018 году до 110-ти в 2019 году), при этом «~10% населения России контролирует 83% богатства, а 1% наиболее состоятельных граждан – почти 60% всех материальных и финансовых активов» (опираюсь на данные, приведенные в статье Председателя ЦК КПРФ Г.А.Зюганова «Банкротство правительственного курса и политика обновленного социализма» [66, с. 2]).

Пятеро самых богатейших олигархов России получили доход в виде суммы в 27 миллиардов долларов, что на 46% больше, чем банковские вклады всех граждан страны, сделанные в 2019 году [66, с.2]. И это одновременно результат несправедливой, «плоской» 13% -ной шкалы налогообложения, которая делает бедную часть населения России («лишних» по «фермонтской модели» «20% : 80%» [19, с. 20]) еще более бедными, перераспределяет произведенный общественный капитал в пользу его концентрации у немногочисленной кучки олигархов, переправляющих его значительную часть за границу.

Г.А.Зюганов замечает [66, с. 2]:

«Пока миллиардеры наращивают капиталы и аплодируют обслуживающей их ненасытные карманы политике власти, народ погружается в нищету. Росстат «рапортует»: почти у половины граждан нет средств ни на что, кроме самой дешевой еды и одежды. Около 40% трудящихся получают зарплату, не превышающую 20 тысяч рублей в месяц. Наиболее распространенная зарплата в стране – 23 тысячи. По нынешним временам это откровенная бедность. В среднем россияне могут позволить себе тратить на еду 5,5 тысяч рублей в месяц. В день получается 180 рублей, или около трех долларов. Это показатель близкий к отсталым африканским странам… Обнищание толкает в долговую яму миллионы людей, для которых кредиты становятся последней возможностью выжить. Центробанк констатирует: совокупный долг граждан перед кредитными организациями перевалил за отметку 17 триллионов рублей. Это сумма, по размеру, близкая к годовому бюджету страны» (выделен. мною, С.А.).

Стоит только добавить, что сама эта долговая кабала большинства нищенствующего населения страны, при одновременной концентрации богатства в «руках» олигархата страны, есть особый тип эксплуатации, причем не труда населения, а его потребностей в воспроизводстве жизни, оборачивающейся падением здоровья российской нации и демографической катастрофой.

Цифры рыночного геноцида отечественной промышленности, в частности – почти полной ликвидации станкостроения, электронной промышленности, многих отраслей машиностроения, приведены Ю.П.Савельевым в работе «Реальная экономика советской и современной России» [12].

Но рыночный геноцид России – это только мультипликативная форма (поскольку Россия самая «холодная», с самой высокой энергетической стоимостью воспроизводства жизни общества, и с самым большим хронотопом бытия, евразийская цивилизация [35, 42, 46, 47, 56]) проявления рыночного геноцида всего человечества, одной из главных форм которого выступает рыночный экоцид мира его бытия [45, 52].

Еще в 1991 году в Докладе, написанном по заказу Мирового Банка группой ученых во главе с Р.Гудлендом, Г.Дейли и С.Эль-Серафи, был сделан вывод, повергший лидеров транснационального капитала в шок [26, с. 9]: в экологически заполненной нише, которую занимает человечество, рынок как механизм развития экономики, а я добавлю – и, следовательно, общества, исчерпал себя. Но поскольку пока рыночно-капиталистическая система хозяйствования сохраняется, и предупреждения по поводу возможной экологической гибели «интеллектом» мировой финансовой капиталократии не воспринимаются (очевидно вследствие «безумия корыстного интереса», о котором Н.А.Бердяев в 1918 году писал [67, с. 470]), процессы «соскальзывания» человечества в «бездну» экологической гибели продолжаются.

Исраэль Шамир в «Каббале власти» [21, с. 163, 164] (2008) так пишет об экологическом Апокалипсисе:

«…наша Мать-Земля тяжело больна. Апокалипсис близок и многие люди остро чувствуют это в последние годы… В Москве и Нью-Йорке, Иерусалиме и Багдаде, Париже и Берлине, неверующие и практичные люди обращаются друг к другу с вопросом: «Неужели это конец света?». «Да, он самый», ответил на этот вопрос известный американский философ Иммануил Валлерстайн, но добавил осторожную оговорку в заглавие своей книги с весьма точным названием: «Конец (известного нам) Света». Он пришел к выводу, что продолжительный период человеческой истории подошёл к своему непредсказуемому финалу… Он полагает, что «известный нам мир» сложился примерно 500 лет назад в Западной Европе и достиг своего апогея в Соединенных Штатах Америки. Он характеризовался специфическим феноменом, так называемым «капитализмом» или «рыночной экономикой»… капитализм – это болезнь, и её надо уметь остановить, пока она не уничтожила организм общества».

Фактически это суждение И.Валлерстайна подкрепляется экологическим приговором капиталистической частной собственности (а рынок – форма её бытия, на что указывал еще К.Маркс), который был вынесен, 35 лет ранее, Б.Коммонером в книге «Замыкающийся круг» [20]: технологии на базе частной собственности уничтожают главное богатство человечества – экосистемы (экосферу).

К этому следует добавить открытие К.Поланьи (в интерпретации М.Буравого), связанное с «анализом квази-товара» [6, с. 255]:

     «Когда труд, земля и деньги открыты для покупки и продажи, Поланьи считает, что они теряют сущностную природу. Когда рабочих произвольно нанимают и увольняют, труд дегуманизируется; когда земля стало товаром, рушится окружающая среда, сельское хозяйство становится рискованным; когда деньги – объект спекуляции, под угрозой выживание бизнеса».

Поэтому –то в «пространстве» современной рыночно-капиталистической системы хозяйствования технологии и в целом – научно-технический прогресс становится механизмом экологического самоуничтожения общества («рушится окружающая среда»!!!) [39].

                                                                                                                  

 

  1. Эпоха Великого Эволюционного Перелома и три

фундаментальных противоречия развития

человечества в XXI веке

 

По моей оценке, мир, на рубеже 80-х – 90-х годов ХХ века, вошел в состояние первой фазы Глобальной Экологической Катастрофы, которая одновременно «возвестила» человечеству о том, что наступили Экологические Пределы всей Стихийной Истории, развивающейся в последние столетия при доминанте становления глобальной рыночно-капиталистической системы, превратившейся в ХХ веке в систему глобального империализма и экономического колониализма строя мировой финансовой капиталократии [27 – 29, 42 – 44, 46, 49 – 51, 53, 54].

Наступила Эпоха Великого Эволюционного Перелома [42, 48 - 55], как не только эпоха «расставания с простотой» (по Н.Н.Моисееву [25]), поскольку человечество столкнулось с «Барьером Сложности», не только эпоха отказа от рынка и капитализма, поскольку рыночно-капиталистическая система превратилась в систему экологического самоубийства человечества [43, 44, 47, 50 - 52], но и как эпоха «Родов Действительного Разума» [48, 52 - 55].

В «Манифесте ноосферного социализма» (2011) прямо был выделен раздел «Капитализм – могильщик человечества в XXI веке. Фундаментальные противоречия в развитии человечества в начале XXI века. Спасение человечества в уничтожении своего могильщика» [51, с. 20 - 27].

В нём я отмечал [51, с. 25, 26]:

«Начавшаяся эпоха краха капитализма, рынка и либерализма есть историческое отрицание глобального империализма, которые происходит под действием трех фундаментальных противоречий развития человечества в XXI веке:

  • первого фундаментального противоречия – противоречия между системой глобального империализма, носителем которого является мировая финансовая капиталократия США, управляющая спрутом транснациональных компаний (ТНК)… это противоречие приобрело черты тупикового конфликта между капитализмом и природой, выход из которого связан с Ноосферным Экологическим Духовным Социализмом, а значит – с Ноосферно-Социалистической Революцией;
  • второго фундаментального противоречия между глобальным империализмом и социализмом, обостряющегося под прессом первого фундаментального противоречия;
  • третьего фундаментального противоречия между трудом и капиталом, которое в условиях глобального империализма вышло за границы отдельных стран, включая в себя глобальное противоречие между бедной и богатой частями человечества, которое за пятьдесят лет… возросло с 36 до 120 раз».

 

 

  1. Экологический финал в социальной эволюции

рыночно-капиталистической системы как финал средних классов

 

Возникает вопрос: «Какова судьба средних классов в России и в мире в Эпоху Великого Эволюционного Перелома в XXI веке?».

Краткий ответ на этот вопрос из уже изложенного приобретает такую формулировку: наступивший экологический финал глобального империализма (или «мирового капитализма» в определении Дж.Сороса [22]) есть одновременно и финал «средних классов» как механизма устойчивости функционирования стран метрополии системы глобального империализма. К России, поскольку она относится к стране, находящейся под «давлением» эксплуатации как «экономической колонии» [46], этот ответ соотносится ещё в большей степени.

Выполненное исследование авторским коллективом во главе В.Н.Бобковым в «скрытой форме» имеет постулат о самодостаточности капитализма в России, который не соответствует реальности, поскольку капитализм не может быть самодостаточным, т.е. он не может воспроизводить себя только за счет эксплуатации наемного труда на капиталистических предприятиях собственной страны и всегда нуждается в прибавочном продукте за счет эксплуатации трудовых и природных ресурсов стран-колоний.

И на этот процесс деградации рыночно-капиталистического социума накладываются процессы первой фазы Глобальной Экологической Катастрофы, превращающие всю глобальную рыночно-капиталистическую систему или глобальный империализм, если прибегнуть к «языку» концепции онтологической правды и лжи В.Г.Комарова [8], в «онтологическую ложь» или в «ложь истории», т.е. в ту форму исторического бытия, которому история уже подписала свой приговор. Освобождение человечества от капитализма в форме глобального империализма как «онтологической лжи» входит в императив экологического выживания человечества. И «не видят» лишь этот уже действующий экологический приговор «лишь те, кто заинтересован «не видеть», и те, кому не дают видеть истинное положение вещей панегеристы «вечных рыночных ценностей», на каждом шагу выдаваемых ими за ценности демократии или её необходимые и достаточные предпосылки» [8, с. 156].

И здесь необходимо воспроизвести некоторые теоретические положения капиталистического способа воспроизводства, которые получают адекватную онтологическую базу только в теории империализма и сопутствующего ему – колониализма, нашедшую отражение в первую очередь в ленинской теории империализма и в трудах, её развивающих с учетом логики исторического развития в XX веке [2 - 7, 8, 9, 14, 15, 16, 17, 27 – 30, 43, 44, 58, 60, 68].

  1. Положение 1.

Капитализм воспроизводить себя на собственной основе не может

 

Капитализм в «чистом виде», т.е. как экономическая система восходящего воспроизводства капитала на собственной основе, есть утопия. Он себя воспроизводить только на собственной основе не может. Это означает, что он всегда для своего восходящего воспроизводства должен иметь колонии, из которых, за счет их эксплуатации, получает дополнительный прибавочный продукт.

С.Г.Кара-Мурза замечает по этому поводу со ссылкой на работы В.И.Ленина «Империализм как высшая стадия капитализма» и Р. Люксембург «Накопление капитала» [27, с. 104]:

«В.И.Ленин в «Империализме…» приводит много данных о масштабах изъятия ресурсов из зависимых стран финансовым капиталом Запада, то есть не через эквивалентный обмен на рынке товаров. «Доход рантье впятеро превышает доход от внешней торговли в самой «торговой стране мира!» (с. 398) (мое замечание: речь идет о Великобритании, С.А.) «Народный доход Англии приблизительно удвоился с 1865 по 1898г., а доход «от заграницы» за это время вырос в девять раз» (с. 403)[3]. Эти данные опровергают важную для марксистской политэкономии модель капиталистического воспроизводства как цикла, сходного с циклом идеальной машины Карно, в котором происходит эквивалентный обмен товарами и деньгами. При этом простое расширенное воспроизводство обеспечивается вложением части прибыли от использования чудесного товара, аналогичного топливу в тепловой машине, – рабочей силы. В этой модели первоначальное накопление (первородный грех капитализма) служит исходным толчком для этой машины, как в ньютоновской механике Бог-часовщик, заведший один раз пружину часов-мироздания. Эта модель расширенного воспроизводства легитимирует современный капитализм, ибо представляет нынешнее потребительское благоденствие Запада как следствие совместных усилий его рабочих и предпринимателей, которые только и представлены в цикле воспроизводства.

В.И.Ленин, прямо этого не говоря, показывает, что в цикл расширенного воспроизводства экономики Запада непрерывно вспрыскиваются огромные средства извне. По сути, В.И.Ленин здесь иллюстрирует выводы Р.Люксембург».

Далее С.Г.Кара-Мурза обращает внимание на одно свойство капиталистического воспроизводства, которое есть выражение не самодостаточности капиталистической системы, её потребности (вокруг неё) в некапиталистических формах хозяйства, которые являются предметом её колониальной эксплуатации. Он показывает, что Роза Люксембург в своей работе «Накопление капитала указала на существенный недостаток в логике рассуждений Маркса о капитале, как объекте его исследования. Маркс в «Капитале» писал: «С целью рассмотреть объекту нашего исследования во всей полноте, свободным от искажающего влияния побочных обстоятельств, мы представим весь мир в виде одной – единственной нации и предположим, что капиталистическое производство установлено повсеместно и во всех отраслях промышленности».

«Это предположение, как отмечает Роза Люксембург, не просто противоречит действительности (что очевидно), оно неприемлемо для самой модели Маркса и ведёт к ложным заключениям. То есть, вводя его, Маркс исключает из модели фактор, который является принципиально необходимым для существования той системы, которую описывает модель. Ибо оказывается, что цикл расширенного воспроизводства не может быть замкнут только благодаря труду занятых в нем рабочих, за счет их прибавочной стоимости. Для него необходимо непрерывное привлечение ресурсов извне капиталистической системы (из деревни, из колоний, из «третьего мира»). Дело никак не ограничивается «первоначальным накоплением», оно не может быть «первоначальным» и должно идти постоянно» [27, с. 104, 105].

  1. Положение 2.

Глобальный империализм, мировая финансовая

капиталократия и экономический колониализм

 

Поэтому капитализм всегда есть империализм, что означает, что он, как экономическая система, для своего расширенного (восходящего) воспроизводства постоянно нуждается во власти над колониями, т.е. в получении прибавочной стоимости за счет эксплуатации колоний.

В работе «Глобальный империализм. Развитие ленинской теории империализма» [27, с. 32 - 76] в 2003 году я писал [27, с. 39]:

«Ген империализма» заложен в сущности капитала, капиталократии, которые стремятся охватить все бóльшее количество источников ресурсов на Земле, поглощаемых для своего расширенного воспроизводства. Две волны колонизации мира капиталистической Европой, вначале в XV – XVII веках – волна испано-португальской и голландской колонизации, затем в XVIII – XIX веках – волна английской и французской колонизации, в конце XIX века – американской и немецкой, были первыми волнами колониальной глобализации набирающим силу капитализмом Запада, вначале торгово-ростовщическим, потом промышленным. Появление финансово-монополистического капитализма в начале ХХ века усилило его агрессивность в битве за мировые ресурсы».

Глобальный империализм – последняя фаза в развитии империализма. Уже В.И.Ленин определил диктатуру финансового капитала как «всемирный трест». Он функционирует, в моей оценке (на основе моих разработок по теории капиталократии [29, 30]), как «англо-американский «спрут» мировой финансовой капиталократии».

«Капиталократия, – отмечал я в этой работе [27, с. 56], – единственная сущностная форма организации власти при капитализме, которая подчиняет себе право, государство, демократию, делая их фетишными, антигуманными, иллюзорными, отчужденными от человека. Капиталократия базируется на увеличивающемся процессе отчуждения Капитала не только от Труда, «физического капитала» или средств производства, от промышленного производства, но и в целом от человеческого бытия, от человеческой жизни. Образуется отчужденная сила Капитала-Фетиша (или Капитала-Бога, или Капитала-Сатаны), подчиняющая своей отчужденной и монетарно-машинизированной логике капиталорационализации (превращающей социальную субстанцию бытия человека в Социальную Капитал-Мегамашину) капиталократию. Эта отчужденная, фетишная сила «Капитала-Бога» капиталорационализирует капиталократию, делая её проводником фетишной силы Капитала, воюющей против всего живого на Земле». Эволюция капиталократии, особенно в итоге двух мировых империалистических войн ХХ века, привела к появлению мировой финансовой капиталократии, свившей своё «гнездо» в лоне англо-американского империализма. Появилась одна гегемония, центрирующая глобальную систему капитализма, – англо-американская, за которой скрывается «спрут» глобальной мировой финансовой капиталократии, управляющей через «пирамиду» транснациональных компаний всем движением мирового капитала и мировых ресурсов».

Этот последний мой вывод, вытекающий из теории капиталократии, и её важнейшей части – теории мировой финансовой капиталократии и глобального империализма [27, 29, 30, 34, 43, 44, 46, 47, 51, 53] подкрепляется последними работами С.Ю.Глазьева [2, 3], М.Г.Делягина [4], С.Г.Кара-Мурзы [5, 6], И.С.Лукъянова [7], З.Бжезинского [18], Дж.Сороса [22], В.Ю.Катасонова [71], Д.Кортена [70], Дж.Перкинса [72], А.Дж.Тойнби [61], Дж.Колемана [73], Л.Г.Ивашова [74], Дэвид Кортен прямо пишет о «корпоративном колониализме» [70], т.е. об империалистической сущности всей системы транснациональных компаний (ТНК). Идеолог американского империализма Збигнев Бжезинский рассматривает «господство Америки над миром» как базис процветания капитализма США. Он даже вводит в свой теоретический дискурс в книге «Великая шахматная доска» концепт «Американская глобальная система» [18, с. 36 - 42]. Л.Г.Ивашов, хоть и не использует понятие мировой финансовой капиталократии, но указывает на «финансовый олигархат» как центр «однополярного» мира «Рах Americana», который пестует военный блок НАТО и тайные сообщества [74, с. 3]. В.Ю.Катасонов в своей капитальной монографии «Капитализм. История и идеология «денежной цивилизации» (2013) фактически раскрывает «денежные механизмы» экономической колонизации мира (и соответственного управления миром) со стороны пирамиды мировой финансовой капиталократии (на языке моей теории капиталократии) в форме «финансовой пирамиды» [71, с. 697 - 704], которая выступает формой материализации «денежных властей» (или «хозяев денег»), управляющих миром [71, с. 701], а вернее – пытающихся установить своё господство над миром. Дж.Перкинс раскрывает один из важных механизмов экономической колонизации стран, находящихся за пределами «метрополии» системы глобального империализма (США, Великобритании, стран Западной Европы, Японии, Канады, Австралии, так называемых стран «золотого миллиарда»), – институт «экономических убийц» [72] (сообщества видных экспертов-экономистов, «выращиваемых» в США, задача которых выстраивание такой «стратегии развития» развивающихся стран, через консультирование их властей, которая увеличивала бы их зависимость (прежде всего финансовую) от мировой финансовой капиталократии США, позволяла выкачивать природные, интеллектуальные и финансовые ресурсы из этих стран в США и другие страны «метрополии».

  1. Положение 3.

Экономический колониализм – форма бытия и

воспроизводства глобального империализма.

Тотальность экономического колониализма

Таким образом, колониализм не исчез в 60-х – 70-х годах ХХ века (исчез только «прямой», через прямую административную власть над колониями, колониализм под «давлением» антиколониальных, национально-освободительных революций), а трансформировался в экономический колониализм, более изощренный, использующий «невидимые механизмы» перераспределения капитала в пользу капиталократии в «метрополии», которые хорошо показаны, например, в последних работах В.Ю.Катасонова, в том числе в вышеуказанной работе [71], а также в работах Дж.Сороса [22], Д.Кортена [70], Г.-П. Мартина и Х.Шуманна [19], А.Дж.Тойнби [61].

Косвенно на экономический колониализм указывает следующая теоретическая оценка И.Г.Мясниковой, во время её выступления на конференции «Революции как предмет научной и философской рефлексии» в апреле 2016 года [15, 16]:

«Западноевропейская цивилизация… быстро пройдя все логические ступени экономической формации, оказалась на её капиталистической, последней, высшей ступени раньше других народов, что и позволило европейским странам стать гегемоном всего мирового развития и его капиталистическим эксплуататором… Благодаря этому обеспечивается высокий уровень жизни работников (и я добавлю к этому, и содержание среднего класса большей мощности, чем в странах «периферии», С.А.), достигаемый не столько за счет собственного труда, сколько за счет прибылей, получаемых своей «отечественной» буржуазией от эксплуатации остального капиталистического и докапиталистического мира. Т.е. рабочий класс Запада стал как бы частью той буржуазии, которая эксплуатирует весь незападный мир, а, следовательно, в его зарплате скрыт уже и нетрудовой доход, которым эта буржуазия делится с ним» [15, с. 78] (выдел. мною, С.А.).

Следует заметить, что на то, что английский рабочий класс «подкармливается» буржуазией Британии за счет прибавочного продукта, получаемого от эксплуатации Индии, как британской колонии, и поэтому теряет свою революционность, обратил внимание Ф.Энгельс в 1855 году.

Категория экономического колониализма введена мною в теоретический оборот в развитие теории капиталократии и глобального империализма и наиболее полно раскрыта в научно-философском очерке «Экономический колониализм и крах рыночных реформ в России» [46]. Публицистический (газетный, в сокращенном виде) вариант был опубликован в газете «Советская Россия» 4 июля 2019 года (в приложении «Улики»). В ней я указывал на следующее важное положение:

«Экономический колониализм – форма бытия и воспроизводства глобального империализма. Он так же тотален, как и глобальный империализм. А это означает, что он имеет своими обеспечивающими системами – информационно-духовный, культурный, технологический (в том числе и «цифровой»), образовательный и др. виды колониализма» [46, с. 9].

Например, механизмы культурного колониализма, включая запущенные технологии «переработки» национальных культур стран «периферии» с помощью идеологии «трансгуманизма», так называемой «диктатуры «просвещенных», хорошо показывает О.Н.Четверикова [13]. Например, шведский министр иностранных дел Карл Бильдт, исходя из тезиса, что «православные ценности», которые продолжают доминировать в России, мешают духовно-ценностной форме закабаления России Западом, заявил, что «православие опаснее исламского фундаментализма и представляет главную угрозу Западной цивилизации» («в том числе потому, что пытается регламентировать семейные отношения и враждебно геям и трансгендерам»)» [13, с. 3].

 

 

  1. Положение 4.

«Чистый капитализм» в России не возможен.

«Россия капиталистическая» – это экономическая колония в системе глобального империализма мировой финансовой

капиталократии

 

Это положение есть ответ на вопросы «А сложился ли капитализм в России?», «Можно ли назвать Россию капиталистической?».

Большинство теоретиков-марксистов в России, в том числе и ученые, исповедующие свою либеральную приверженность и идеал парламентской («буржуазной») демократии, отвечают на этот вопрос положительно. И отвечают положительно, потому что допускают ту гипотезу К.Маркса в своем основополагающем труде «Капитал», что мир может стать тотально капиталистическим, в смысле появления чистого капитализма во всех странах мира.

Теория империализма, которая появилась благодаря, на мой взгляд, не менее значимого труда, чем «Капитал» Маркса, «Империализм как высшая стадия капитализма» В.И.Ленина, есть диалектическое отрицание этой гипотезы Маркса, поскольку в чистом исполнении капиталистического способа производства не существует, вернее он существует в империалистическо-колониальном исполнении, т.е. он, как цикл расширяемого воспроизводства, «не может быть замкнут только благодаря труду занятых в нем рабочих, за счет их прибавочной стоимости», как справедливо отмечает С.Г.Кара-Мурза [27, с. 104], и нуждается в непрерывном «привлечении ресурсов из вне капиталистической системы» [27, с. 104]. Те страны, которые эксплуатируют другие страны, обеспечивая себе расширенное капиталистическое воспроизводство ха счет привлечение прибавочного продукта из этих эксплуатируемых стран, – и есть страны «метрополии» системы глобального империализма. А те страны, которые находятся за пределами стран «метрополии», но подчиняются «правилам игры», устанавливаемым мировой финансовой капиталократией, и исповедуют идеалы капитализма, «рыночной экономики» и буржуазной («западной») демократии, предстают объектом империалистической или, что тоже самое, колониальной эксплуатации и являются де-факто (независимо от степени политической, правовой, военной суверенности) экономическими колониями.

«Россия капиталистическая», как многие её так оценивают, на самом деле есть страна с отдельными «анклавами» капитализма (на это обращает внимание С.Г.Кара-Мурза [5, 6], с увеличивающейся феодализацией и натурализаций хозяйства за пределами этих анклавов, в том числе увеличивающейся урбанизацией и «обезлюживанием», гибелью деревень и сел, деградацией малых городов, одновременно, на просторах России.

Если ставить правильный диагноз экономической системе России, которая называется официально «рыночной экономикой», причем функционирующей как «открытая экономика» («открытое общество» в терминологии Дж.Сороса [22]), то она есть экономическая колония «Запада», вернее строя мировой финансовой капиталократии со «столицей» своего базирования в США, или системы глобального империализма [46], что тоже самое.

С.Ю.Глазьев так определил процесс, который происходил в форме перехода к рыночной экономике [3, с. 343]:

«Компрадорской олигаризии удалось сохранить не только сверхприбыль от эксплуатации национального богатства, но и свой офшорный образ ведения бизнеса, сопровождающийся вывозом значительной части национального дохода за рубеж. Несмотря на избавление от бремени государственного внешнего долга и зависимости от Вашингтонских финансовых организаций, государственное регулирование не изменилось и ориентировалось на обслуживание интересов мирового капитала, «периферией» которого стала чрезвычайно офшоризированная российская экономика» (выдел. мною, С.А,).

Одним из признаков экономико-колониального статуса России стало то, что за время «рыночных реформ», начиная с 1991 года и по настоящее время было уничтожено почти 50% промышленных мощностей и в целом 50% всего потенциала народного хозяйства советской России, что прекрасно показывает «аналитика» Ю.П.Савельева, опубликованная (в таблицах и цифрах) в аналитическом справочнике «советские цифры против современных мифов» [12], и превратилась в «сырьевого экспортера», живущего, как справедливо указывает А.П.Паршев, за счет нефти и газа («нефть» и газ – основа нашего общественного строя» [77, с. 107]).

На этот процесс деиндустриализации России, который «эхом» отозвался демографической катастрофой, наложилась высокая энергетическая стоимость (теория закона энергетической стоимости представлена мною в серии монографий, например в [78, с. 107 - 121]) воспроизводства жизни общества России как самой «холодной» цивилизации (среднегодовая температура на территории России ~ -5,50С) и самым большим «пространство-временем» бытия, что и явилось основой «горькой теоремы» А.П.Паршева [76, с. 34]: «в конкурентной борьбе за инвестиции, если игра ведется по правилам свободного мирового рынка, почти любое российское предприятие заведомо обречено на проигрыш».

К этому следует добавить, что в планы мировой финансовой капиталократии по отношению к России входило также понимание, что «превращение её с помощью «рыночных реформ», «приватизации» и создания западноориентированного российского олигархата, в «сырьевого экспортера», должно сопровождаться сокращением населения, поскольку 90% населения России при такой её экономико-колониальной миссии становится «лишним» (точь-в-точь так же, как это было прописано в «фермонтской модели» – «20% : 80%» в 1995 году во время заседания мирового олигарахата в отеле «Фермонт» в Сан-Франциско в США [19, с. 20]). Об этом свидетельствует высказывание премьер министра Великобритании М.Тетчер во время своего публичного выступления по внешней политике в конце 80-х годов. По свидетельству А.П.Паршева, который прослушал несколько раз звукозапись её выступления, «она заявила примерно следующее, никак не пояснив: «на территории СССР экономически оправдано проживание 15 миллионов человек» [76, с. 5] (выдел. мною, С.А.).

И поэтому «рыночные реформы», которые вступили в конфликт с цивилизационными (специфическими социально-экономическими) законами развития России, с действием закона энергетической стоимости [78 - 81], породили рыночный геноцид России и сокращение населения России, и в первую очередь – государствообразующего русского народа, которое отечественные ученые-демографы назвали «демографическим кризисом» (в более жестком варианте – «демографической катастрофой»).

Поэтому ответы на поставленные вопросы негативные. В России капитализм, как основа её процветание и развития, не сложился и не может сложиться. «Капитализм» в России, если считать за капитализм действующий экономико-колониальной механизм воспроизводства капитализма в странах «метрополии», в первую очередь США, Великобритании, странах Западной Европы, через так называемое «бегство» капитала за границу (в том числе через мировую сеть «офшоров», созданных финансовой капиталократией Великобритании, в первую очередь), поставки ресурсов, в том числе энергоресурсов, за границу, в первую очередь опять-таки в страны «метрополии» системы глобального империализма, – есть «колониальный (периферийный) капитализм».

  1. Положение 5.

XXI век как экологический финал глобального

империализма и экономического колониализма и реализация ноосферно-социалистического императива как императива выживаемости России и человечества

 

Теория глобального империализма меняет теоретические представления о «логике» перехода от капитализма к социализму по отношению к тем теоретическим положениям, которые вытекали из «марксизма XIX века». Речь идет теперь не о переходе от капитализма к социализму, а от империализма к социализму. И начинается он как показывает теоретическая система ленинизма, в том числе теория социалистической революции по В.И.Ленину, не из развитых капиталистических стран Запада – стран метрополии системы глобального империализма, а из стран её «периферии», т.е. из стран, де-факто являющихся её экономическими колониями.

И первой страной, совершившей прорыв человечества к социализму в 1917 – 1936гг. стала Россия [49, 50, 82]. В книге «Владимир Ильич Ленин: гений русского прорыва человечества к социализму» я писал в 2010 году: «Автором «Русский Прорыв» трактуется более широко (мое замечание: по отношению к понятию «Русский прорыв», введенному И.В.Сталиным при оценке Октябрьской революции и её победоносного шествия, С.А.). А именно масштабно-исторически в вековом измерении Истории, – как «Русский Прорыв» всего человечества к социализму, осуществленный  в России, российской цивилизации, затем уж в Монголии, Китае, Вьетнаме, странах Восточной Европы, на Кубе, в Лаосе, ныне в начале XXI века – начатый в Венесуэле» [82, с. 29].

В докладе на пленарном заседании Международной научно-практической конференции «Социализм: теория, практика, тенденция обновления в XXI веке, состоявшейся 14 мая 2016 года, на тему «Основания и императивы становления социализма XXI века» [17, с. 80 - 115], «Положение 5» так мною формулировалось: «Переход от глобального империализма к социализму, именно вследствие империалистической природы капитализма, осуществляется не по прогнозу К.Маркса со стран развитого капитализма, а из стран «периферии» из экономических колоний» [17, с. 91].

Косвенно этот мой новаторский теоретический вывод подкрепляет проницательная рефлексия историка Э.Лора из США [16, с. 175]. Он замечает: «Вовсе не является аномальным то, что коммунизм ХХ столетия имел наибольший эффект не в промышленно развитых странах, а скорее в отстающих странах, выступая в качестве идеологии антиимпериалистического национального освобождения, т.е. программы мобилизации развивающихся стран против натиска международного капитала и транснациональных корпораций и модели изоляционистского развития экономики».

К этому можно только добавить, что сам – именно первый – прорыв к социализму именно из России обусловлен антикапиталистической природой цивилизационных оснований (и ценностного генома) российской цивилизации, связанных с такими важными её особенностями как холодный климат и низкая биопродуктивность биогеоценозов, высокая энергетическая стоимость воспроизводства единицы валового (национального) продукта, и связанная с этим высокая пространственно-временная масштабность инфраструктуры при низкой плотности расселения населения, кроме его концентрации в ряде больших городов [78 - 82].

А.Безансон подчеркнул, отвечая на вопрос «Является ли Россия европейской страной?» [83]:

«Все семьдесят лет коммунистического правления советская Россия была помешана на желании «догнать и перегнать» Запад: кончилось это тем, что она построила «некапиталистическое» государство, что означает, среди прочего – государство «неевропейское» и «ультрарусское».

Правда, этот представитель западной социальной мысли, не осознал, что сама антикапиталистичность «советской России» является следствием антикапиталистичности российской цивилизации, и в этом своём качестве Россия в своей цивилизационной идентичности никогда не была «Европой» и «Западом», а была и остаётся Россией не только самостоятельной, общинной, евразийской, самой холодной в мире и с самой большой территорией в мире, цивилизаций, но и целым, отдельным «цивилизационным континентом», который есть и не Европа, и не Азия, а их своеобразный культуроцивилизационный синтез, не имеющий аналогов в мире. И носителем этого синтеза является русский народ.

Поэтому рыночно-капиталистическая контрреволюция в России, под видом «рыночных реформ», которая обернулась «рыночным геноцидом» России в последние 30 лет, сопровождается «русофобией» как со стороны «либералов-западников» внутри России, так и со стороны политических «элит» Запада.

В.С.Никитин в книге «Русофобия» пишет [11, с. 26]:

«…Запад и его сторонники внутри Росси ненавидят русский народ и советскую власть. По мнению Фурсова, «советофобия есть скрытая, завуалированная форма русофобии. И сколько бы не пытались хулители советского прошлого обосновать свою позицию исконно русским патриотизмом, Православием, величием Российской империи, неприятием сталинизма и т.п., реально их хула носит русофобский характер. СССР – это во многих отношениях цивилизационный пик русского развития – это единственная в истории социальная система, в основе которой была центральная русская ценность – социальная справедливость». Действительно, антикоммунизм, антисоветизм – в какую бы «обертку» ни прятали свою ненависть и страх акулы империализма и пропагандисты капитализма, – в конечном итоге содержание ядовитой пилюли – русофобия».

По С.Г.Кара-Мурзе [5, с. 22] «русофобия Запада» имеет «тысячелетнюю историю и глубокие корни», к одним из которых относится «евроцентризм», находящийся в основе западного мировоззрения, в центре которого лежит доктрина, по которой «Запад», т.е. страны Западной Европы, Британия, позже – США, – единственная в мире «цивилизация», а все остальные страны нуждаются, чтобы их «цивилизовывали», т.е. колонизировали. В подтверждение того, насколько «русофобией» пронизана политика Запада, является высказывание Черчилля в октябре 1942 года в Англии, когда он представлял собой лидера союзного государства в лице Великобритании по отношении к СССР (что отражает тот уровень коварства и лицемерия, который сопровождает британскую политику) [5, с. 370]: «Все мои помыслы обращены прежде всего к Европе как прародительнице современных нации и цивилизации. Произошла бы страшная катастрофа, если бы русское варварство уничтожило культуру и независимость древних европейских государств. Хотя и трудно говорить об этом сейчас, я верю, что европейская семья наций сможет действовать единым фронтом, как единое целое под руководством европейского совета».

К этому можно добавить: как только Россия в своей геополитике повела себя как мощный мировой геополитический «суверен», имеющий свои геополитические интересы, как только был присоединен к Российской Федерации в 2014 году Крым, как только была развернута система военной помощи Сирии в борьбе против международного терроризма, представленной ИГИЛ, США и Запад в целом перешли к экономическим санкциям, де-факто являющимися экономической войной, с одновременной жестко-русофобской информационной и духовно-ценностной войной, против России. Примером того, как русофобия смыкается с советофобией в политике «Запада», является та расправа с памятниками советским воинам на территории Польши, с объявлением, что освобождение Советской Армией от оккупации гитлеровско-фашистскими войсками территории Польши было советской оккупацией, которые стали частью политики польского государства. Ненависть ко всему советскому, к России, к русскому народу как носителю правды и справедливости, стало идеологией официальных властей Польши, считающих себя союзником глобального империализма США.

Заключая этот раздел, необходимо еще раз подчеркнуть важное теоретический вывод, состоящий из четырех взаимосвязанных тезисов:

  • Тезис первый. Первая фаза Глобальной Экологической Катастрофы подписала экологический приговор капитализму и рынку, т.е. «рыночной», капиталистической экономике, и соответственно обозначил конец и «среднему классу» в той его миссии, которую он выполняет в капиталистическом обществе, миссии обеспечения устойчивости и смягчения цикловых кризисов. Наступила Эпоха Великого Эволюционного Перелома, как эпоха перехода человечества к форме бытия на Земле в виде Ноосферного Экологического Духовного Социализма.
  • Тезис второй. Стратегия выживания человечества – это управляемая социоприродная эволюция на базе общественного интеллекта, научно-образовательного общества и Ноосферного Экологического Духовного Социализма.

Речь идет об управляемой, наукоёмкой, интеллектоёмкой, образованиеёмкой экономике и о ноосферном управлении социоприродной эволюцией, как форме решения глобальных экологических проблем, и соответственно – о Родах Действительного – Ноосферного (Управляющего) – Разума, которые опять-таки связаны с экологическим финалом мировой рыночно-капиталистической системы и с переходом всех стран мира к Ноосферному Экологическому Духовному Социализму.

  • Тезис третий. Как и в 1917 году Россия в ближайшее десятилетие, по своей цивилизационной логике развития, уже отрицающей рыночно-капиталистический путь развития в виде системной и демографической катастроф, «зашкаливающей» поляризации в противостоянии «полюсов» нищеты и вымирания и сверхчрезмерной концентрации общественного капитала в руках олигархата, совершит Ноосферно-Социалистический Прорыв [34 – 36, 43, 49 – 54, 82] и станет «водителем» Эпохи ноосферно-социалистических преобразований во всем мире.
  • Тезис четвертый. В пространстве ноосферной социалистической революции, которая охватит весь XXI век, у «среднего класса», как важнейшего компонента устойчивости капиталистического общества, т.е. в его капиталистическом качестве, нет будущего.

Очевидно, категория среднего класса отомрёт, или приобретет совершенно иное качественное наполнение, в свете действия ноосферного императива, а также особой роли науки и образования в ноосферном развитии [37 – 39, 41]:

  • наука как производительная сила и сила управление;
  • образование как базис базиса материального и духовного воспроизводства.

В научно-образовательном обществе «средний класс» раздвигает свои границы, охватывая всё научно-образовательное общество. «Социальный лифт», обеспечивающий высокий уровень качества власти в ноосферном государстве, включает в себя ноосферный синтез общества и науки, науки и власти [37, 38], закон опережения прогрессом человека научно-технического прогресса [39], закон опережающего развития качества человека, качества общественного интеллекта и качества образовательных систем в обществе [36, 40, 41].

  1. Заключение.

Судьба средних классов в России и в мире в Эпоху

Великого Эволюционного Перелома в XXI веке

 

Возвращаясь к капитальной монографии «Средние классы в капиталистической России», теоретическое значение которой я оцениваю очень высоко, подчеркну особое значение акцента на множественность «средних классов» в структуре общества России, что подчеркивает операционально-статистическую и одновременно социально-квалиметрическую функцию понятия «средние классы».

В марксизме-ленинизме как научно-теоретическом комплексе, в развитии которого ведущую роль сыграли труды К.Маркса, Ф.Энгельса, В.И.Ленина, И.В.Сталина, советских ученых-марксистов, и вытекающий из этого комплекса марксистско-ленинской парадигмы социологии, как науки об обществе, категория «класса» является выражением главного противоречия капитализма – противоречия между Капиталом и Трудом, или по-другому: между капиталократией («работодателями») и наемных трудом, т.е. людьми, продающими свой труд на рынке труда, как товар.

На это противоречие, в системе глобального-империализма, накладывается противоречие, отражающее колониальную эксплуатацию, когда почти всё население стран-экономических колоний становится объектом эксплуатации.

Полностью освобождаются от экономики-колониальной зависимости (по крайней мере потенциально, а по отношению, например, к СССР и Китаю – и актуально) страны, вступившие на антикапиталистический, переходящий в социалистический, путь развития.

Появление социализма породило глобальное противоречие между социализмом и капитализмом в форме империализма, потому что социализм стал сужать область империалистической (колониальной) экспансии, ограничение в которой ведет глобальный империализм к глобально-системной катастрофе, первый «сигнал» приближения которой предъявил мировой финансовый кризис в 2008 году.

Можно ставить вопрос, что такой уже глобально-системный кризис глобального империализма начался и он развивается, и на него накладывается фундаментальное противоречие между мировой рыночно-капиталистической системой («мировым капитализмом» по Дж.Соросу [22]) и Биосферой Земли, и самой планетой Земля, как суперорганизмами (поток экологических региональных катастроф нарастает), уже приобретшее черты, в моей диагностике, первой фазы Глобальной Экологической Катастрофы.

«Давление» этого противоречия на жизнь «страновых обществ» на планете Земля приобретает зримые черты, но адекватные научные оценки, поскольку наука также в «мире господства Капитала» подвергается капиталорационализации, запаздывают. Региональная экологическая катастрофа, разворачивающаяся в эти месяцы в Австралии в форме лесных пожаров, охвативших более миллиона квадратных километров и приведших уже к гибели более миллиарда живых особей, очевидно, по своим последствиям имеет планетарный долго действующий масштаб.

Здесь уместно вспомнить прогноз А.П.Федотова, опубликованный им в его работе «Глобалистика» в 2002 году [24], что человечество ждёт двойной коллапс в интервале 2025±5 годах – коллапс между богатым меньшинством человечества в глобальном масштабе и бедным его большинством и коллапс между рыночно-капиталистическим (антиэкологическим по своей «природе») человечеством и Биосферой. Не являемся ли мы свидетелями начавшегося этого двойного коллапса?

Поэтому можно говорить, что глобально-системная катастрофа уже породила «социальную утилизацию среднего класса» (понятие М.Г.Делягина [4, с. 136]) не только в странах «периферии» системы глобального американизма, в том числе и в России, но что важно – в странах «метрополии», в том числе и в США, где свила свое «гнездо» мировая финансовая капиталократия. Понимая это, М.Г.Делягин, хотя и не ставит вопрос о Ноосферном Экологическом Духовном Социализме, как я поставил этот вопрос в «Манифесте ноосферного социализма» [51], однако приходит к теоретическому выводу и прогнозу на будущее, которые де-факто совпадают с императивом Эпохи Великого Эволюционного Перелома – Эпохи Ноосферно-Социалистических преобразований мира [34 - 55]. Он предупреждает [4, с. 136]:

«…сохранение производств – а значит, и благосостояния – потребует отказа от ориентации на прибыль как главную цель человечества. Если этот переход не будет осуществлен сознательно (что невозможно по идеологическим и управленческим причинам), он произойдет неосознанно, стихийно, через социальную катастрофу, связанную с социальной утилизацией среднего класса. Это приведёт к резкой дегуманизации как управляющих систем, так и обществ в целом».

Авторы монографии «Средние классы в капиталистической России» [1], в моей оценке – в России, как экономической колонии в форме строя колониальной капиталократии [27 – 30, 35, 46, 47, 49, 50], правильно ставят вопрос о «повышении потенциала формирования средних классов, обусловленного образованием и положением в сфере занятости», в том числе за счет «создания порядка 15 млн. рабочих мест для реализации неиспользуемого образовательного потенциала работников» [1, с. 155].

Вывод авторов монографии в разделе «Заключение» совпадает с тем, к чему подвели мои размышления в форме научно-философского эссе. Авторы при этом ссылаются на «Манифест ноосферного социализма» [51], что приятно констатировать мне, как автору этого документа. Они считают [1, с. 183, 184], что в «Стратегии развития России на перспективу XXI века» необходимо исходить из «эволюционного преобразования общества и окружающей среды на основе:

  • ноосферной экономики на инновационных природоподобных и природосообразных технологиях и технике, а также на принципе управляемости социально-экономическим развитием и социоприродной эволюцией;
  • устойчивого развития народонаселения в России, обусловленного социогенетическими механизмами, влияющими на демографическое развитие и качество жизни населения, повышение управляемости социодемографической динамикой и общественным здоровьем в России;
  • ноосферного ого способа производства, основанного на общественной кооперации, и ориентированного на опережающее развитие качества человека и качества общественного интеллекта;
  • научно-образовательного общества как основания будущей модели устойчивого развития и стратегии развития образования и науки в России;
  • гармонического взаимодействия с Биосферой и планетой Земля как суперорганизмами в качестве основ выхода из глобального экологического кризиса;
  • управляемой социоприродной эволюции на основе общественного интеллекта и научно-образовательного общества, как эффективной модели устойчивого развития России и в мире».

Эти рекомендации полностью совпадают с теоретическим прогнозом для России и в мире представленных в «Ноосферизме» [34, 35, 37 – 39, 45, 48 – 55, 80, 81 и др.].

Время капитализма и либерализма закончилась. Ф.А.Хайек даже провозгласил невежество как основу свободы в системе либерального экономизма [23]. Такое либеральное невежество, как основа стихийной парадигмы рыночно-капиталистического хозяйствования на Земле, подвело человечество к экологический гибели. Речь идёт о научно-образовательном обществе как основе будущей ноосферной истории – в форме управляемой социоприродной эволюции [41].

О необходимости «Рывка в будущее» России пишут многие. С.Ю.Глазьев пишет о таком «рывке», исходя из логики сменяемости технологических и мирохозяйственных укладов, и подчеркивает, что нужен полный отказ в России от макроэкономической политики государства «в интересах международных спекулянтов» [3, с. 728], что если Россия, уже на моем языке, не избавится от экономико-колониальной статусности, т.е. как экономики, обслуживающей интересы мировой финансовой капиталократии, то «в условиях ведущейся США против России финансовой войны это обрекает российскую экономику на тяжелые потери и гарантированное поражение» [3, с. 728], и я добавлю – на «социальную утилизацию среднего класса», в том числе и разрушение социальных институтов науки и образования.

Проблема «среднего класса» может быть методологически адекватно решена через создание нового важного научного направления в обществоведении – системологии общества. Определенную попытку в экспликации этого научного направления я сделал в научном докладе «Системный анализ современного общества» [69], с учетом в том числе появления «глобального сверхобщества» по А.А.Зиновьеву [59], в котором тоже существует «средний класс», обслуживающий транснациональный капитал, т.е. мировую капиталократию. Здесь встает и проблема системогенетики «среднего класса» и его стратификации под воздействием диалектики взаимодействия с «верхним» или «высшим» классом, т.е. капиталократией, и с «нижним» или «низшим» классом, кто наиболее ощущает гнёт эксплуатацию наемного труда и погружен в нищету, часто на уровне перманентного голода и физического выживания.

Тут большую роль играет диалектика взаимодействия в социальной эволюции закона конкуренции и закона кооперации. Эпоха Великого Эволюционного Перелома как переход к современной новой – ноосферной – парадигме истории подразумевает и переход к доминированию закона кооперации и к общественному интеллекту, как управлению будущим со стороны общества как Целого.

Очень важным направлением является создание условий для восстановления и развития, как правильно пишут В.И.Староверов и И.В.Староверова [57], «социокультурного фонда жизненной силы России», восстановление аграрного сектора жизни, в том числе на базе крестьянских университетов по малым городам России (такой концептуальный проект, благодаря усилиям ученых Петровской академии наук и искусств, в том числе и благодаря моей разработке концепции крестьянских университетов, был реализован в форме Крестьянского университета им. Кирилла и Мефодия в городе Луга Ленинградской области, который эффективно проработал с 1992 года по 2012 год), как базового условия его ноосферного развития, и соответственно восстановление мощи среднего класса, в первую очередь сельской интеллигенции, культурной жизни в аграрной России.

Экономическая колонизация Западом России (де-факто) ударила в первую очередь по сельскому хозяйству. Об этом на цифрах хорошо показано в монографии В.И. и И.В.Староверовых «Аграрные факторы безопасности России: угрозы и вызовы» [57].

Во время написания этого эссе произошла «маленькая революция сверху» в системе управления развитием России: по инициативе Президента РФ – ушло в отставку правительства во главе с Д.А.Медведевым, и назначен новый премьер-министр М.В.Мишустин.

Как это отразится на корректировке внутренней экономической политике России, покажет ближайшее будущее. Факт состоит в том, что Россия медленно возвращается к своей цивилизационной идентичности.

Эпоха Великого Эволюционного Перелома наступила, она предъявила свои императивы всем странам мира, в том числе и «средним классам» в этих странах, особенно тем «стратам», которые являются носителями общественного интеллекта.

Ноосферизм – это идеология XXI века, это научно-мировоззренческая система, определяющая новый путь развитие человечества, новую форму Ответственности Коллективного Разума Человечества за будущей всей Мегасистемы Жизни на Земле – Биосферы.

Будущее «среднего класса» связано с тем, насколько он сможет стать носителем ноосферного общественного интеллекта. Судьба «среднего класса» в России будет определяться тем, насколько он сумеет стать интеллектуальным лидером Ноосферного Прорыва человечества из России. Это покажет ближайшее будущее. У человечества не осталось времени на медленное эволюционное осознание этого императива. Нужна Ноосферная Человеческая Революция, и, по моей оценке, она уже началась, в том числе в форме ноосферного научно-образовательного движения в России, которое набирает силу!

 

Литература:

 

  1. Средние классы в капиталистической России: научная монография/ Коллектив авторов: гл. науч. ред. В.Н.Бобков; редколл.: Е.В.Одинцова (зам. гл. ред.), В.Г.Квачев, Н.Б.Колмаков, В.В.Павлова; пер. с рус. В.Г.Квачева, М.А.Юдиной; техн. сост. М.А.Юдина. – 2-е изд., стер. – Москва: КНОРУС, 2019. – 208с.
  2. Глазьев С.Ю. Последняя мировая война. США начинают и проигрывают («Коллекция Изборского клуба»). – М.: Книжный мир, 2016. – 512с.
  3. Глазьев С.Ю. Рывок в будущее. Россия в новых технологическом и мирохозяйственном укладах («Коллекция Изборского клуба»). – М.: Книжный мир, 2018. – 768с.
  4. Делягин М.Г. Путь России: или Почему не нужно «валить из Рашки». – М.: Эксмо, 2011. – 416с.
  5. Кара-Мурза С.Г. Россия не Запад: что нас ждет. – М.: Эксмо; Алгоритм, 2011. – 256с.
  6. Кара-Мурза С.Г. Спасти Россию. Как нам выйти из кризиса. – М.: Алгоритм, 2013. – 272с.
  7. Лукъянов И.С. Собственность и политическая идеология государства в теории политической науки. – Владивосток: ТИГ ДВО РАН, 2018. – 311с.
  8. Комаров В.Г. Правда: онтологическое основание социального разума/ Под ред. д.ф.н., д.э.н. В.Я.Ельмеева. – СПб.: СПбГУ, 2011. – 566с.
  9. Пределы капитализма и прорыва социализма/ Матер. Форума марксистов 19 декабря 2015 года/ Под ред. А.А.Ковалева. – М.: Изд-во ИТРК, 2016. – 208с.
  10. Зеленов Л.А., Владимиров А.А. 200 лет Карлу Марксу: монография. – Н.-Новгород: ОАЧ, 2018. – 107с.
  11. Никитин В.С. Русофобия: суть и методы сдерживания. – Псков: ООО-фирма «Псковское возрождение», 2017. – 92с.
  12. Савельев Ю.П. Реальная экономика советской и современной России. Аналитический справочник: советские цифры против современных мифов. – 3-е изд., переработ. и доп. – СПб.: ООО «СПб СРП «Павел» ВОГ», 2017. – 326с.
  13. Четверикова О.Н. Диктатура «просвещенных»: дух и цели трансгуманизма. – М.: Благословение, Техинвест -3, 2016. – 160с.
  14. Будущее экономики России: роль цифросферы. Вызовы, угрозы, решения. Монография/ Под науч. ред. И.М.Братищева. – М.: ООО «Канцлер», 2018. – 525с.
  15. Революции как предмет научной и философской рефлексии: материалы Всероссийской научной конференции с международным участием (Н.-Новгород, 23 – 24 апреля 2016 г.). В 2 частях. Часть I. – Н-Новгород: Изд-во ННГМА, 2016. – 237с.
  16. Революция как предмет научной и философской рефлексии: материалы Всероссийской научной конференции с международным участием (Н.-Новгород, 23 – 24 апреля 2016г.). В 2-х частях. Часть II. – Н.-Новгород: Изд-во ННГМА, 2016. – 119с.
  17. Социализм: теория, практика, тенденции обновления в XXI веке: монография (по материалам международной научно-практической конференции)/ Под ред. И.М.Братищева. Ред. колл.: И.И.Никитчук (руков. колл.) И.М.Братищев (зам. руков.), А.Д.Акимов, В.А.Бударин, В.Я.Гросул, А.И.Евсеев, Ф.Ф.Тягунов, Н.А.Шампаров (уч. секр-рь); техн. ред. – Ю.Гридунова. – М.: ОО-фирма «Псковское возрождение», 2016. – 560с.
  18. Бжезинский З. Великая шахматная доска. Господство Америки и его геостратегические императивы. – М.: Междунар. отношения, 2002. – 256с.
  19. Мартин Г.-П., Шуманн Х. Западня глобализации. Атака на процветание и демократию. – М.: «Альпина», 2001. – 335с.
  20. Коммонер Б. Замыкающийся круг. – Л.: Гидрометеоиздат, 1974. – 280с.
  21. Шамир И. Каббала власти. – М.: Алгоритм, 2008. – 544с.
  22. Сорос Дж. Кризис мирового капитализма. Открытое общество в опасности. – М.: Изд. Дом ИНФРА, 1999. – XXVI, 262 с.
  23. Хайек Ф.А. Познание, конкуренция и свобода. – СПб.: Пневма, 1999. – 288с.
  24. Федотов А.П. Глобалистика: начала науки и современном мире. – М.: АСПЕКТ ПРЕСС, 2002. – 274с.
  25. Моисеев Н.Н. Расставание с простотой. – М.: «АГРАФ», 1998. – 480с.
  26. Зубаков В.А. Эндоэкологическое отравление (К саммиту ООН «Рио+10»). – СПб.: 2002. – 86с.
  27. Ленинская теория империализма и современная глобализация: коллективная монография. В 2-х кн. В 2-х частях/ Под науч. ред. А.И.Субетто. Кн. 1. Ч.1. – СПб.: Астерион, 2003. – 260с.
  28. Ленинская теория империализма и современная глобализация: коллективная монография. В 2-х кн. В 2-х ч./ Под науч. ред. А.И.Субетто. Кн. 2. Ч.2. – СПб.: Астерион, 2003. – 496с.
  29. Субетто А.И. Капиталократия (философско-экономические очерки). Избранные статьи и интервью – СПб.: ПАНИ, КГУ им. Н.А.Некрасова, 2000. – 214с.
  30. Субетто А.И. Капиталократия и глобальный империализм. – СПб.: Астерион, 2009. – 98с.
  31. Субетто А.И. Сочинения. В 13-ти томах. Ноосферизм. Том восьмой. Квалитативизм: философия и теория качества, квалитология, качество жизни, качество человека и качество образования. В 2-х кн./ Под ред. Л.А.Зеленова. – СПб. – Кострома: КГУ им. Н.А.Некрасова, 2009. – 726с.
  32. Субетто А.И. Качество жизни. Грани проблемы. – СПб. – Кострома: «Астерион», КГУ им. Н.А.Некрасова, 2004. – 170с.
  33. Субетто А.И. Теория качества жизни: монография/ Под науч. ред. д.э.н., проф. А.А.Горбунова. – СПб.: Астерион, 2017. – 280с.
  34. Субетто А.И. Ноосферизм. Том первый. Введение в ноосферизм. – СПб.: КГУ им. Н.А.Некрасова, КГУ им. Кирилла и Мефодия, 2001. – 537с.
  35. Субетто А.И. Ноосферная Россия: стратегия прорыва (основания ноосферного россиеведения): монография/Под науч. ред. проф., д.т.н., д.пс.н., д.п.н. В.В.Лукоянова. – СПб.: Изд-во «Астерион», 2018. – 340с.
  36. Субетто А.И. Опережающее развитие человека, качества общественных педагогических систем и качества общественного интеллекта – социалистический императив. – М.: Исследоват. центр управ. кач-вом под-ки спец-ов Гособразования СССР, 1990. – 84с.
  37. Субетто А.И. Наука и общество в начале XXI века (Ноосферные основания единства). – СПб. – Кострома: КГУ им. Н.А.Некрасова, КГУ им. Кирилла и Мефодия, 2009. – 210с.
  38. Субетто А.И. Грядущий ноосферный синтез науки и власти (восемь положений-теорем)/ Под науч. ред. д.ф.н., проф. Л.А.Зеленова. – СПб.: Астерион, 2016. – 44с.
  39. Субетто А.И. Закон опережения прогрессом человека научно-технического прогресса/ Под науч. ред. Президента Петровской академии наук и искусств д.ф.н., проф. А.В.Воронцова. – СПб.: Астерион, 2019. – 56с.
  40. Субетто А.И. Качество непрерывного образования в Российской Федерации: состояния, тенденции, перспективы (опыт мониторинга). – Изд. 2-е испр. – СПб.: Астерион, 2016. – 386с.
  41. Субетто А.И. Научно-образовательное общество как основа стратегии развития России в XXI веке: монография/ Под науч. ред. д.пс.н., д.п.н., д.т.н., проф. В.В.Лукоянова. – СПб.: Астерион, 2015. – 190с.
  42. Субетто А.И. Эпоха Великого Эволюционного Перелома. – Кострома: КГУ им. Н.А.Некрасова, 2007. – 88с.
  43. Субетто А.И. Экологический финал глобального империализма и императив ноосферно-социалистического прорыва человечества (100-летию Великого октября посвящается)/ Под науч. ред. д.ф.н., проф. А.В.Воронцова. – СПб.: Астерион, 2017. – 32с.
  44. Субетто А.И. Капиталократическая эсхатология (причины возможного экологического самоуничтожения капиталократии)/ Под науч. ред. д.ф.н., проф. Л.А.Зеленова. – СПб.: Астерион, 2016. – 47с.
  45. Субетто А.И. Ноосферизм как стратегия спасения человечества от экологической гибели и основа гуманитарного диалога цивилизаций на пути к Миру без Войн и Насилия: концептуальный доклад на заседании академического теоретического семинара «Марксовские чтения» в Институте философии РАН 27 сентября 2019 года (Москва) и проект резолюции по этому докладу. – СПб.: Астерион, 2019. – 40с.
  46. Субетто А.И. Экономический колониализм и крах рыночных реформ в России. Наступление великих ноосферно-социалистических преобразований: научно-философский очерк/ Под науч. ред. Президента Петровской академии наук и искусств д.ф.н., проф. А.В.Воронцова. – СПб.: Астерион, 2019. – 52с.
  47. Субетто А.И. Рыночный геноцид России и стратегия выхода из исторического тупика. – СПб.: Астерион, 2013. – 128с.
  48. Субетто А.И. Роды Действительного Разума/ Под науч. ред. д.ф.н., проф. Л.А.Зеленова. – Кострома: КГУ им Н.А.Некрасова, 2015. – 260с.
  49. Субетто А.И. От учения Карла Маркса – к Ноосферизму XXI века: монография/ Под науч. ред. д.ф.н., проф. А.В.Воронцова. – СПб.: Астерион, 2017. – 132с.
  50. Субетто А.И. 200-летие К.Маркса и грядущее 150-летие В.И.Ленина: ноосферизм или ноосферный социализм – «повестка дня» на XXI век/ Под науч. ред. Президента Петровской академии наук и искусств, д.ф.н., проф. А.В.Воронцова. – СПб.: Астерион, 2018. – 108с.
  51. Субетто А.И. Манифест ноосферного социализма/ Под науч. ред. д.ф.н., проф. В.Г.Егоркина. – СПб.: Астерион, 2011. – 108с.
  52. Субетто А.И. Ноосферная апология человечества: научный доклад на Х Всемирном Научном Конгрессе/ Под науч. ред. Президента Петровской академии наук и искусств, д.ф.н., проф. А.В.Воронцова. – СПб.: Науч. изд-во «Астерион», 2018. – 52с.
  53. Субетто А.И. Идеология XXI века: монография/ Под науч. ред. д.т.н., д.пс.н., д.п.н., проф. В.В.Лукоянова. – СПб.: Астерион, 2014. – 92с.
  54. Субетто А.И. Революция и эволюция: методологический анализ проблемы их соотношения/ Под науч. ред. д.ф.н., проф. Л.А.Зеленова. – СПб.: Астерион, 2015. – 76с.
  55. Субетто А.И. Ноосферная парадигма универсального эволюционизма как «программа» революции в единой науке XXI века// Эл.ресурс: Гл.ред. Комарова А.И. Том 140(182). Вып. 3. М., 2019. http://viperson.ru/articles.
  56. Субетто А.И. Законы социально-экономического развития России как самостоятельной цивилизации// «Развитие социокультурной и экономической деятельности в России: региональный аспект»// материалы I Всероссийской научно-практической конференции (г.Санкт-Петербург, 25 – 26 апреля 2013 г.)/ Под науч. ред. К.М.Басанговой. – СПб.: Издат. комплекс ГПА, 2013. – 276с.; с. 20 - 50
  57. Староверов В.И., Староверова И.В. Аграрные факты безопасности России: угрозы и вызовы. – М.: «Издательские Технологии Т8», 2018. – 190с.
  58. Моисеев Н.Н Агония России. Есть ли у неё будущее? Попытка системного анализа проблемы выбора. – М.: ЭКОПРЕСС – «ЗМ», 1996. – 78с.
  59. Зиновьев А.А. Глобальное сверхобщество и Россия. – Минск: Харвест; Москва: АСТ, 2000. – 128с.
  60. Иноземцев В.Л. Расколотая цивилизация. – М.: Academia – Наука, 1999.
  61. Тойнби Дж. Постижение истории. – М.: Изд-во «Прогресс», 1991. – 736с.
  62. Сорокин П.А. Система социологии. В 2-х томах. – М.: Прогресс, 1993. – 1135с.
  63. Субетто А.И. Квалиметрия. – СПб.: Изд-во «Астерион», 2002. – 288с.
  64. Субетто А.И. Квалиметрия: малая энциклопедия. – Вып. 1. – СПб.: ИПЦ СЗИУ – фил. РАНХиГС, 2015. – 244с.
  65. Квалиметрия жизни (Проблемы измерения качества жизни и направления их решения/ Матер. краткосрочн. семинара/ Под ред. А.И.Субетто. – Л.: ЛДНТП, 1991. – 101с.
  66. Зюганов Г.А. Банкротство правительственного курса и политика обновленного социализма// «Советская Россия». – 2020. - №1(14825). – 11 января. – с. 1, 2
  67. Бердяев Н.А. Русская идея, основные проблемы русской мысли XIX и начала ХХ века. Судьба России. – М.: ЗАО «СварогиК», 1997. – 541с.
  68. Характер и тенденции развития современного российского общества: коллективная монография/ Ред. колл.: А.В.Воронцов – отв. ред., В.Н.Волович – науч. ред.; члены – В.Я.Ельмеев, Н.И.Сигов, А.И.Субетто, Н.Ф.Минаев. – СПб.: Изд-во «Северная Звезда», 2004. – 265с.
  69. Субетто А.И. Системный анализ современного общества. – СПб.: Изд-во «Астерион», КГУ им. Н.А.Некрасова, 2004. – 88с.
  70. Кортен Д. Когда корпорации правят миром. – СПб.: Агентство «ВиТ-Принт», 2002. – 328с.
  71. Катасонов В.Ю. Капитализм. История и идеология «денежной цивилизации». – М.: Ин-т русской цивилизации, 2013. – 1072с.
  72. Перкинс Дж. Исповедь экономического убийцы/ Предисл. и редакт. рус. изд. Л.Л.Фитуни. – М.: Pretext, 2005. – 319с.
  73. Колеман Ж. Комитет 300. Тайны мирового правительства. – М.: «Витязь», 2001. – 318с.
  74. Ивашов Л.Г. Мир на изломе истории. Хроники геополитических сражений. – М.: Книжный мир, 2018. – 618с.
  75. Пока есть история, будет и Россия (Беседуют заместитель главного редактора газеты «Завтра» Владислав Шурыгин и главный редактор информационного агентства «Регнум» Модест Колеров)// «Завтра». – 2020. – Январь. - №2(1360). – с. 4.
  76. Паршев А.П. Почему Россия не Америка. Книга для тех, кто остается здесь. – М.: Крымский мост-9Д, Форум, 2000. – 411с.
  77. Паршев А.П. Почему Америка наступает. Изд. тртеье. испр. и дополн. – М.: АСТ Астрель, 2009. – 384с.
  78. Субетто А.И. Основания и императивы стратегии развития России в XXI веке (в логике противостояния глобальному империализму и ноосферно-социалистического прорыва). – СПб. – Кострома: Смольный университет РАО, КГУ им. Н.А.Некрасова, 2005. – 324с.
  79. Субетто А.И. Слово о русском народе и русском человеке/ Под науч. ред. проф., д.ф.н. А.В.Воронцова. – СПб.: Астерион, 2013. – 265с.
  80. Субетто А.И. Меморандум стратегии развития России в XXI веке. – СПб.: Астерион, 2014. – 40с.
  81. Субетто А.И., Суворов В.П. Стратегия России в XXI веке/ Под науч. ред. А.В.Воронцова. – СПб.: Астерион, 2014. – 48с.
  82. Субетто А.И. Владимир Ильич Ленин: гений русского прорыва человечества к социализму. – СПб.: Астерион, 2010. – 492с.
  83. Безансон А. Россия – европейская страна? Спор с Мартином Малиа. – Commentaire. – 1999. - №87. http://www.strana-oz.ru/?numid=20&articl-953

Справка об авторе

 

Субетто Александр Иванович: доктор философских наук, доктор экономических наук, кандидат технических наук, профессор, Заслуженный деятель науки РФ, Лауреат Премии Правительства РФ, директор Центра ноосферного развития Научно-исследовательской лаборатории россиеведения, евразийства и устойчивого развития Северо-Западного института управления (филиала РАНХиГС при Президенте России), профессор кафедры истории религии и теологии Факультета истории и социальных наук РГПУ им. А.И.Герцена, почетный профессор НовГУ им. Ярослава Мудрого, почетный президент Ноосферной общественной академии наук, вице-президент Петровской академии наук и искусств, председатель Философского Совета Русского Космического Общества, вице-президент Международной академии гармоничного развития человека (ЮНЕСКО), член Президиума Международного Высшего Ученого Совета, действительный член Российской академии естественных наук, Европейской академии естественных наук, Международной академии психологических наук, Академии философии хозяйства, Академии проблем качества

 

[1] Ссылка на: Маркс К. Теория прибавочной стоимости/ Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. М., 1960. Т26. Ч. II. С. 636.

[2] Здесь я использую понятие «лишнее население», которое ввели де-факто авторы «фермонтской модели» - «20% : 80%», по которой 80% населения Земли мировая финансовая капиталократия в 1995 году, на совещании в отеле «Фермонт», объявила «лишними» [19, с. 20]

[3] Ссылки даются по работе: В.И.Ленин. Соч., 5 изд. Т. 27

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить