Печать
Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

уппрадорнл

Статья впервые опубликовна в журнале "Медный Всадник" (№3/4, 2018 год).

Ключевые слова:  своеобразие творчества Ольги Левадной, любимая Казань, поэзия, признание, неписанные законы, верлибры последних лет, любовная лирика, доверительный рассказ, поэтическая проза, лауреат конкурса.

Аннотация.  В статье дается художественный анализ поэзии Ольги Левадной. Её поэзии присуще стихийное сочетание простоты, глубины и образности. Творчество отличается глубоким психологизмом– это лирическая исповедь поэта-женщины. В каждом стихе – мгновенное состояние души, едва уловимое ощущение осознания неповторимости каждого мига жизни. Для поэзии Левадной характерны лирическое и философское звучание, чёткая ритмика, особая музыкальность.

Поэт Ольга Георгиевна Левадная родилась в г.Сумы Украинской ССР 1958 году в семье военнослужащего.  Начала писать стихи в школьные годы. Первая публикация состоялась в 1979 году. В газете «Комсомолец Татарии» было опубликовано  стихотворение «Деду». В этот период она активно посещает литературное объединение при музее им.М.Горького (руков. М.Зарецкий) и «А.R.S.» при Казанском государственном университете (руков. Н.Беляев).

Является заместителем Председателя Совета творческой молодёжи при горкоме ВЛКСМ Татарской АССР в 1988-1992гг., главной целью которого было поддержание идей, направленных на оживление культурной жизни города и республики, помощь молодым дарованиям. Совет был одним из организаторов «легендарных» вечеров русских поэтов Татарии «Экология совести»(1989).

       Публикуется в журналах:  «Панорама», «Казань», «Идель», «Татарстан», «Сөембикə», «Казан утлары», «Ялкын», «Чаян», «Араис», «Формула развития», «Лидер», «Наш современник», «Аврора», и д.р., в поэтическом альманахе «Серпантин» «Санкт-Петербург» (1993г.), в коллективных сборниках «Стихи Казанских студентов» (1991), «Казанская кают-кампания» (1992), «Как время катится в Казани золотое…» (2005)  и д.р.

Публикации О.Г.Левадной сразу обращают на себя внимание читателей и критиков и приносят известность молодому автору.

Её поэзии присуще какое-то стихийное сочетание простоты, глубины и образности. Стихи полны метафор и аллегорий, символов и образов, которые прекрасно передают глубокую и оригинальную философскую мыль поэта: «Простуженно ветки качали», «В печке растопленной осень сгорает», «В счастливом проёме окна» [Левадная 1992:6,7,33].

 Поэт, журналист Владимир Рощектаев пишет к её очередной подборке: Вот, например, как она видит черкнувший по небу метеорит: «И обронит горящую спичку // зажигающий свет для двоих…»

Или – такой развёрнутый образ: «Тускнеет обручальная река, // прощальный свет летит издалека…» Первый слой, лежащий на поверхности, – чисто пейзажный: начало осени, золото деревьев отражается в воде, или вечерняя золотистая дорожка заходящего солнца – прощальный, предзакатный свет его лучей… Красиво? Несомненно. Но есть и второй слой, открывающийся только чуткому сердцу: река обручальная потому, что обручала когда-то двух людей, которые теперь расстаются или уже расстались, и прощальный свет – это свет памяти, свет последней угасающей нежности… Но самое главное, что оба эти смысла не исключают друг друга, а взаимонакладываются, отчего образ становится многозначным, многомерным…

Вот сколько слов понадобилось, чтобы прокомментировать всего две строчки! Такова глубина настоящей поэзии. [Рощектаев 1990:38].                     

       О.Г.Левадная была принята в Союз писателей РТ 1997 году как автор  книги

стихов «В ожидании снега живу»(1991), часть тиража, которой закупила американская фирма «This is you publication» для национальных библиотек США.

В своей рекомендации Гариф Ахунов пишет: «Особо отличительная черта стихов Ольги Левадной – таинственность. Любое её стихотворение заставляет нас быть в забытьи, заставлять на миг умолкать не только внешне, но и внутренне, проверить свои чувства теми чувствами и волнениями, которые передаются нам через стихотворения.

Читаю и удивляюсь мысли: выцветают цветные снимки, а голоса – всегда живые. Читаю и удивляюсь точнейшим деталям, увиденным зорким глазом молодой поэта: Над старенькой крышей сарая // летает ворона рябая, // качается вишня немая, // погожие дни провожая. // Ласкается облако к веткам.// Землёй согревается семя.// Старик мастерит табуретки  – // для дома, на долгое время.

Старик и «на долгое время» – вроде бы несовместимые понятия, однако же они, соприкасаясь летающей «вороне рябой», качающейся «вишней немой», которые провожают погожие дни, в этой немилой погоде «согревающееся семя» все невидимыми нитями идут к старику, сообщая о вечности жизни. [Ахунов 1993:1].

Книга автора отличается глубоким психологизмом – это лирическая исповедь поэта-женщины, которой Бог дал голос, чтобы она смогла выразить невольную немоту других: «И примёрзли поздние слова // к тишине, настоянной на травах», …проступала в чувствах доброта, // и горчило слабостью минутной», «Я прохожу сквозь листопад // своих немых воспоминаний» [Левадная 1992:69,73].

Порой о самых глубинных движениях души может поведать только женщина. Ведь именно ей подвластна великая тайна рождения новой жизни. О.Левадная видит и запечатлевает мир сердцем: «Ты косточка – // я вишенка. // Ты веточка – // я дерево. // Ты капелька – // я облако. // Ты радость, // а я – мама», «Как жар-птица // полночи не сплю. //Сон крылатый к тебе // тороплю», Мой сын // не говорит ещё, но я // всё знаю, // что он спросит у меня…», Иду безгодосая, на цыпочках // мимо детской кроватки», «И жду, когда сыночек мне приснится, // как может только женщина – любя!» [Левадная 1992:39,40,41,44, 52].

О её поэзии с восхищением пишет известный литературный критик Владимир Муравьёв: В поэме «Люблю» Маяковский безнадёжно спрашивал: «Скажите, а с домом спеться можете? Язык трамвайский вы понимаете?» Никому и не приходило в голову, что кто-то посмеет ответить: «Да. Могу. Да, понимаю».

По-моему, право на такие ответы завоевала Ольга Левадная своим поэтическим сборником «В ожидании снега живу». Она настолько «спелась» с домом, настолько его очеловечила (« дома мечтали позабыть о прошлом»), что под её пером оживают, приоткрыв свою потаённую жизнь, даже окна и двери. Может быть, «старая квартира с заснувшей дверью в коридоре» и не изумит искушённых стихолюбов, – но чтобы «дверь призадумалась» – такого ещё не было.

В Казани появился новый, несомненно одарённый поэт. И, между прочим, рифма деревья – доверья великолепная! [Муравьёв 1994:4].                            

В 1998 году выходит в свет  вторая книга О.Г.Левадной. В предисловии к ней поэт, прозаик Рустем Кутуй пишет: Ольга Левадная назвала подготовленную  к печати книгу – «Пройти заколдованный круг», оставшись всё-таки в привычном круге душевного тепла, но – не равновесия. Она исповедуется – мыслит – чувствует как тургеневская героиня, трогательно и беззащитно. Её мир надёжно укрыт от циников, и, тем более, трудно вдруг открыться, рассекретиться да и уберечься тоже. Впечатление такое: перед тобой, как в былые времена, дневник жизни, записи-заметки художественно одарённого человека.      

И, наконец, особенно запечатлелось: огляделся, а наверху-то сколько ещё осталось рукотворных солнышек-строк. И прозвучало мне как бы в напутствие: И невозможно понять, // что меня ждёт в темноте, // словно хочет отнять // кто-то ребёнка во мне.

Это прекрасное признание. Владение тихой Поэзии не ошеломляют показной роскошью: здесь любят [Кутуй 1998:1-5].                                          

 И вот новый этап, книга на двух государственных языках Республики Татарстан. Стихи на татарский язык перевел поэт, драматург, переводчик Зульфат. В поэтической манере О.Левадной он ощутил близость собственному духу и «подчерку».

Писатель, литературный критик Рафаэль Мустафин, так отозвался о книге «В свободном падении вверх»(2003): Название нового сборника казанского поэта Ольги Левадной « В свободном падении вверх» поначалу настораживает. Любое тело в свободном падении падает только вниз – таков непреложный закон земного тяготения. Но существует ведь и неписанные законы поэтического  самовыражения! А согласно им, чем меньше искусственной натужности и высокоумного расчета, тем легче душа поэзии устремляется ввысь, к звездам.

       Это парадоксальное название – своего рода ключ к пониманию непростой, сугубо личностной, метафорически усложненной поэзии Ольги Левадной.

       В книге собраны верлибры последних лет. Как известно, свободный стих, не скованный цепями рифм и единством ритмики – очень сложный жанр, доступный далеко не каждому, даже опытному поэту. Малейшая натужность, сознательный умысел сразу же выдают себя здесь. Стихи Ольги Левадной свободны от этого греха.

       Они представляют собой вольный поток сознания, точнее – поэтического дыхания.

Еще одна примечательная особенность этой книги – она издана на двух государственных языках нашей республики – русском и татарском. Переводчиком и своего рода соавтором книги выступил блестящий татарский поэт Зульфат.

Да, стихи Левадной нелегки для восприятия, и тем более – для перевода. Но, видимо, именно это и привлекло Зульфата.   Требовательного поэта позвала к перу истинная поэзия.

В качестве примера можно привести ее стихотворение «Новорожденное счастье»: Путаю следы в новостройках, // как в буланом лесу незрячая кобылица. // Ночь сжимает свое обручальное кольцо // до разменной монеты.// На сказочном берегу Казанки // распустился Кремль розовым лотосом. // Новорожденное счастье // слезой радости стекает по его лепесткам. // А впереди неразличимые силуэты // мужчины и женщины –  // промокшие листья // одного дерева.

[Мустафин 2004:4].

Сам Зульфат в предисловии к сборнику пишет: «…Ее стихи – словно капельки утренней росы, скатившиеся с листьев на землю, – упадут в твою душу, и она отзовется и раскроется навстречу прекрасной бесконечной – жизни…»

 «…Я думаю, что в настоящих стихах должна быть необъяснимость и даже шаманство, и чародейство. Порою стихи Левадной кажутся странными. Они словно бы разрушают законы железной логики. Но давайте не будем забывать, что у метафоры своя логика, она неподвластна рутинности и предсказуемости нашей будничной жизни…» [Зульфат 2003:5,6].

В 2003 году выходит в свет очередная книга Ольги Левадной «Вблизи от нашего прошлого».  Её строгий и требовательный друг и наставник Рустем Кутуй так одобрительно отозвался  в предисловии о поэзии Ольги: Левадная не пишет пространных стихов, умещает на пространстве 2-3 четверостиший. Без отвлечения, есть над чем спокойно поразмыслить. Эта книга о Казани, о молодости, об отправной точке – любви. Образ автора просматривается от наивности до зрелости: девушка-женщина. Стихи производят чистое впечатление, в них нет бесцеремонности современной бойкости.

Поэзия для Ольги Левадной естественное состояние постоянного общения [Кутуй 2003№:5].

В своих стихах поэт редко обращается к Казани как бы сверху, обнимая взглядом весь город. Чаще всего она видит и описывает его «изнутри». О.Левадная  рисует тихие, как правило, вечерние или ночные городские пейзажи, картины двориков, многоэтажек: «Путаю следы в новостройках…», но обязательно живые; именно здесь она постоянно использует олицетворение: «…на каменных губах набережной // проступает жажда вечности», «Смолкли двери подъездов, // как старые цыганки…», «Мерцал огонёк скорбящей сигареты…», «Тьма молчания, // тронутая беглым ожиданием, // опустилась на плечи города [Левадная 2003:134,127,130,131,132].

       С теплотой написал о выходе двух новых книг Ольги Левадной учёный-подвижник, просветитель Ильдус Амирханов, в чьём роду было 11 поколений просветителей, в том числе Кул-Шариф, а Фатих Амирхан приходился ему двоюродным дядей:         Беру в руки её книжку «Поднимаясь по лестнице раздумий»(2005). Она как бы обращена деду, погибшему на фронте, которого Ольга в живых никогда не видела. Но её связывает с дедом не столько связь времён, видимую разумом, сколько связь родственных душ, не подвластных времени: «Я не знаю, // в какой братской могиле // ты лежишь // и растёт ли рядом с тобой // черёмуха. // Но я хочу стать // цветом её. // Цвести // во все времена года,  «Хочу жить в единении // с нашим прошлым, // а значит и с тобой, // с тобой, единственным // близким мне человеком, // которого я никогда не знала, // но помню, откуда ниспослан мне». Сплетение душ и единство прошлого и настоящего ощущается и в её стихотворении «Убывающая жизнь»: «Сколько раз // я слушала тебя, // ещё до своего рождения». Вот и во мне всплывает образ моего деда, которого я тоже никогда не видел, и одолевает чувство, что во мне живёт он, не в прошлом, а в настоящем. И говорю Ольге: спасибо, что воскресила ты мои чувства и вместе с тем моего деда.

       И представляется мне, дедушка Ольги самым счастливым. Ибо, поднимаясь по лестнице раздумий, внучка «на фундаменте тишины из обрывков воспоминаний уже покойной бабушки строит памятник деду».

       Особое впечатление произвела на меня и её книга «Из крика птиц растут воспоминания»(2005) на русском, татарском, английском и турецком языках, выпущенная в канун тысячелетия её любимой Казани. Красиво и в соответствии с содержанием оформление, она воспевает Казань не столько как архитектурный памятник или величественный жилой комплекс, а как источник великих чувств, где проявляет жертвенную любовь даже водосточная труба: «Как остывающий день, // уснула труба на груди дома. // Жертвенная водосточная любовь // тянулась от крыши до тротуара…   И невозможность счастья растворилась // в пении водосточной трубы. [Амирханов 2006:4].

       Ильдус Усманович Амирханов был большой личностью, его очерк о творчестве Ольги Левадной всколыхнул интерес к её творчеству многих любителей поэзии не только г.Казани, но и Республики Татарстан.

Книга «Из крика птиц растут воспоминания» стала лауреатом ежегодного конкурса «Книга года – 2006».

Образ города связан со своим прошлым. Поэт вспоминает, каким он был раньше: «Обнажённые плечи фонарей, // прикрытые зелёным мехом, // напомнили мне Казань // золотого времени», и какой он сейчас, меняющийся, стремительно растущий, расстающийся со своим прошлым: «И, зажигая неповинные окна спящих маяков, // Мир продолжал расставаться со своим прошлым» [Левадная 2005:51,81].

 В 2008 году вышло в свет итоговое юбилейное издание «Звёздные Врата» (2008), куда Ольга Левадная включила стихи, написанные в разных поэтических формах (классический, белый стих, верлибр), эссе и поэтическую прозу.

Каждый раз появление нового сборника О.Левадной – настоящее событие в литературной, поэтической жизни нашей республики. Мудрая, философская лирика, трогательная и завораживающая, уже по праву получила признание и любовь многих татарстанцев: «И каждое мгновенье на земле // приравнивать к Божественному слову», « Я – шут, начинаю игру, // как день, с сотворенья себя», «…я не царственный путь выбираю себе, // а бессонные длинные ночи» [Левадная 2010:3, 105, 106].

        Признанный мастер поэзии, нашла применение новым граням своего таланта, создав произведения, посвящённые нашим выдающимся классикам: Гарифу Ахунову, Рустему Кутую, Зульфату, Мудариссу Аглямову и многим другим.

«Совсем юный путник спешит с маленьким узелком за плечами в большую человеческую жизнь. Он ещё не знает, что в его узелке лежит «клад»…»

«…Поднялся земляк Тукая и ушёл неслышно, оставляя нам ответы на главные вопросы своего времени…» [Левадная 2010:173,174].

«Каждый год, в день рождения отца Чулпан приходит домой, теперь уже в   музей-квартиру своего отца.

Обойдя все комнаты, словно надеясь кого-то встретить, Чулпан каждый раз садилась за письменный стол отца и подолгу, не отрывая взгляда всматривалась в февральский пейзаж за окном.

         Ей казалось, что закрыв глаза, она вновь обретёт счастье, счастье быть дочерью живого отца...» [Левадная 2016:261-266].

        Отдельной книгой издана любовная лирика Ольги Левадной «Ветер Сердца» (2014), посвящённая её двоюродной бабушке Ксении, прожившей в Париже более двадцати лет.

        «…Конечно, это книга не о ней. В поэтических строках – генетическая память моего Рода, простых людей с необычной и трагической Судьбой, территория любви которых, обозначенная ветром сердца, простирается до самых окраин Вселенной. И нет такой силы, которая могла бы остановить Стрелу времени в Мироздании Любви» [Левадная 2014:5,6].

«Нас опять возвратили на Землю, // чтобы заново всё пережить. // Ты не помнишь, а Я вспоминаю… // Мне дано – это знать и любить! // Я к тебе привыкаю. Как прежде // обнимаю твой Голос и Смех. // Ты не веришь? Не веришь! Не веришь… // Хочешь, Я Тебе всё расскажу?» [Левадная 2014:15].

В каждом стихе – мгновенное состояние души, едва уловимое ощущение осознания неповторимости каждого мига нашей жизни. Любовь для О.Левадной – это неизречённый Свет в Мире человеческих отношений. Поэтический язык автора невозможно спутать ни с чьим другим, поскольку внимательный взгляд поэта помогает нам увидеть необычное в обычном благодаря доверительному рассказу о реальных событиях, о своих мыслях и чувствах.

«Я так легко // простилась с Прошлым, // в котором не было // Любви.// Могла и раньше, // но решиться // Мне было трудно без Тебя.// И что же делать? // Как иначе? // Всё предначертано Судьбой! // Я так легко // простилась с Прошлым, // в котором не было Тебя» [Левадная 2014:17].

Стихи были переведены на татарский язык Ильсиёй Иксановой.

        Её имя вошло в издание «Татарская энциклопедия», первое фундаментальное универсальное справочное издание, посвящённое прошлому и настоящему татарского народа и Татарстана: Для поэзии Левадной характерны лирическое и философское звучание, чёткая ритмика, особая музыкальность [Мусабекова 2006:580,581].

                                                 Литература

1.«В ожидании снега живу»: Стихотворения. Предисловие Владимира Рощектаева  – Казань: изд-во  «Стиль», 1992. – 130 с. 2000.

2.«Пройти заколдованный круг»: Книга стихов. Предисловие Рустема Кутуя – Казань: «ТХФП», 1998. – 134 с. – 1000.

3.«В свободном падении вверх»: Стихи. Предисловие Дульфата Маликова (Зульфата) – Казань: Татар. Кн. Изд-во, 2003. – 144 с. – 2000.

4.«Вблизи от нашего прошлого»: Избранное, предисловие Рустема Кутуя – Казань: изд-во «L-пресс», 2003. – 148 с. – 500.

5.«Поднимаясь по лестнице раздумий»: Стихи. Предисловие Дульфата Маликова (Зульфата) – Казань: изд-во «Каzаn-Казань», изд-во «Идел-Пресс», 2005. – 128 с. – 500.

6.«Из крика птиц растут воспоминания»: Стихи. – Казань: Татар. Кн. Изд-во, 2005. – 130 с. – 2000.

7.«Звёздные врата». Стихи, эссе – Казань: Татар. кн. изд-во, 2010. – 207с. – 2000.

8.«Ветер сердца». Стихи,  – Казань: Татар. кн. изд-во, 2014. – 119с. – 1000.

9.Владимир Рощектаев «Как может только женщина – любя!», журнал «Панорама» № 3 март -1990:38.  

  1. Гариф Ахунов «Рекомендация» 1993:1.

11.Александр Муравьёв «Беззащитна, как дерево или река», газета «Казанские ведомости», 05 апреля 1994.                

12.Рустем Кутуй «Тихая поэзия», предисловие к книге стихов О.Левадной «Пройти заколдованный круг», 1998:1-5.

13.Рафаэль Мустафин «Шаманство языка и чародейство поэзии», газета «Татарские края», 2004.

  1. Зульфат «Позвала истинная поэзия!», предисловие к книге стихов «В свободном падении вверх» О.Левадная 2003:5,6.
  2. Рустем Кутуй «Воздух воспоминания» предисловие в книге стихов Ольги Левадной «Вблизи от нашего прошлого» 2003№:5.
  3. Ильдур Амирханов «Чувства вслух», газета Республика Татарстан» №50-51 от 14.03.2006.
  4. Ольга Левадная эссе «Судьба» (Муса Джалиль), журнал «Аврора» №2-2016:261-266.
  5. Раиса Мусабекова «Татарская энциклопедия» 5т., 2006:580,581.

03.10. 2018

Член-корр. ПАНИ Ф.К.Даминова, Казань, старший научный сотрудник Национального музея Республики Татарстан, заслуженный работник культуры РТ

Просмотров: 79
Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter