Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

rVxMZ WR7sьоозб

Воспоминания

ПАПУ ПЕРЕПРАВИЛИ ЧЕРЕЗ ЛИНИЮ ФРОНТА

Немцы оккупировали город Дятьково. Мой папа Вовчук Николай Иванович, инженер железнодорожник, не был мобилизован: у него была бронь. Вместе с другими железнодорожниками он должен был перейти линию фронта, чтобы попасть в Красную Армию.

Их ждали партизаны, обещавшие помочь. И вдруг поздно вечером в дверь нашего дома постучали. Грубо. Ногой. Мы испугались: немцы! Обход! А папа дома - и спрятаться уже некуда! С грохотом вошли немцы.

Их было трое, вооруженные и грозные. Мы все окружили папу. Немцы бросились делать обыск. В шкафу увидели папину форму железнодорожника со значками и нашивками. Закричали: «Коммунист!» - и бросились к нему.

Папа, держа на руках трёхлетнего Гену, спокойно заговорил с ними на немецком языке, объясняя, что это форма железнодорожника. Немцы успокоились. Забрали теплые варежки, что папа приготовил для себя, и ушли. Ночью партизаны перевели папу и его товарищей через линию фронта к нашим. Через некоторое время маме передали партизаны, что всё прошло нормально.

НЕМЦЫ РАССТРЕЛЯЛИ МОИХ РОДНЫХ

Немцы, занявшие город, сразу принялись наводить в нём порядок. Зная уже, что люди прячутся в лесу, они объявили, чтобы все к определённому числу вышли из леса, кто не выйдет, тот будет считаться партизаном.

Это и случилось с нашими родственниками. Кожанова-Белова Капитолина Фёдоровна, сестра моей бабушки Екатерины Фёдоровны Вовчук- Беловой с детьми, вторая сестра Анастасия Фёдоровна с мужем и соседи - не вышли вовремя из леса. А в лесу облава! Немцы нагрянули неожиданно и разбираться не стали. Мужчин и 13-летнего сына Капитолины расстреляли. Маленьких детей сожгли в шалаше. Женщин и коров погнали в город. Жива осталась 10-летняя Нина Кожанова. Я с ней училась. Раненая, она притворилась мёртвой. Когда ушли немцы, пришли партизаны и взяли к себе Нину, вылечили, привезли ночью в город. Её вызывали в комендатуру, допрашивали, угощая сахаром. Она говорила, что ничего не помнит. Нина окончила пединститут. Умерла несколько лет назад. Похоронена рядом с мамой и моей бабушкой. А Капитолина приходила к нам, садилась на приступки дома   и увидев детей, качаясь, выла от горя.

МЫ БЫЛИ ЗАЛОЖНИКАМИ У НЕМЦЕВ

В нашем городе очень активно действовали партизаны. Они были везде. И немцы, чтобы защитить себя, гоняли женщин «на мины»: впереди шли они одной шеренгой, на ними - полицаи, дальше - немцы. Среди женщин шла и наша мама. А я оставалась с детьми. Мы вчетвером тихо сидели в углу коридора, прижавшись друг к другу, не зная, придет мама или нет.

Прошло уже 79 лет, а в памяти свежо и не забыто, будто было совсем недавно. Город Дятьково - моя дорогая малая Родина. До сих пор мне слышится грозный, зловещий топот немецких сапог. Это фашисты идут по Брянскому шоссе, занимая город. Слышна стрельба. Мы в панике бежим в лес. Мама Вовчук Евгения Александровна и четверо детей: Инна 10 лет (это я), Александр 7 лет, Светлана 4 года и Геннадий 3 года. Мама несет Гену на руках, Алика держит за ручку, а мы со Светланой бежим следом. Дождь. Мокро, лужи, скользко, холодно. Страшно! Только лес может спасти нас, только там можно спрятаться. Там деревья, там окопы.

Но все обернулось не так: навстречу нам бежали немцы друг за другом (немецкая разведка). Нас грубо схватили и с криком погнали, как скот, назад. Загнали в глубокую яму и посадили под залог: если при взятии города раздастся хотя бы один выстрел, мы будем расстреляны.
Так в холоде под дождем мы просидели до вечера в ожидании своей участи. Немцы про нас будто забыли. С великим трудом, тихонько помогая друг другу, мы вылезли из ямы и побрели домой.

Там хозяйничали немцы.

НАС СПАСЛИ РАЗВЕДЧИКИ

Близился конец войны. Немцы встревожены! Людей отправляют в Германию. Город пустеет становится страшно   Нас оставляют для обслуживания больных. Ольга Ивановна Вовчук, жена папиного брата Анатолия, - врач. В больнице 200 тифозных больных. Ольга Ивановна, её сестра Анна, моя мама Евгения остаются с семьями и оформлены санитарками (и фельдшер Пискунов).

Бомбёжка, грохот орудий. Надвигается ночь. Немцы ведут нас в темноте через пустой мрачный город. Выходим к лесу, идём по лесной дороге - и вдруг немцы быстро покидают нас и исчезают в лесной чаще. Не понятно. Ожидаем всего. Но     - никого! Ночь! В канавах заснули дети, на земле, настороженно прислушиваясь, затаились взрослые. Сначала глухо, затем сильнее стала доноситься стрельба орудий. И вдруг послышался шорох, затем быстрая ходьба, бег… Мы в канаве напрягались, приподнялись и... О счастье! Перед нами наклонились военные с красными звёздами на шлемах! Разведка! Нааааааши! Радости не было предела! Но они спросили: куда уходили немцы? И, и не останавливаясь, побежали дальше. Мы встали. Начинался рассвет. Прекратилась стрельба. И вдруг донёсся совсем громко марш «Прощание славянки», и мы поняли: наши войска вошли в город.                                                                                              Теперь можно домой. Но немцы заминировали дорогу. Мы с Ольгой Ивановной пошли смотреть, как можно пройти, не наступив на мины.   Рассвело. Радостные, счастливые, что живы, мы шли домой. Мы уже шли по переулку (наш дом в переулке). Но дома нет! Нет дома! Там только дым от пожарища. Навстречу нам шла партизанка Катя Комарькова. Она сказала о том, наш папа жив, но был ранен в обе руки и обе ноги. Оперирован в Москве: одна нога ампутирована. Он в Тюмени.

От нашего дома № 35 на Советской улице остались только русская печь и плита. Из 1884 домов города были сожжены 1194 дома, уничтожены все промышленные предприятия.

Инна Остренок, врач-рентгенолог

Mgq4jAG6uoc

OmkT8yB30mQ

На снимках их архива семьи Вовчук: слева Николай Иванович с сыном Аликом: справа А. А. Клочков, брат мамы с детьми, начальник милиции города Брянска (он и 4 брата погибли на войне); сожженный фашистами дом

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить