Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

IMG 4072

Доклад кандидата психологических наук Жатько Е.В. на научно-практической конференции МО ПАНИ «Вопросы психолого-педагогического образования в контексте творческой самореализации» 26 апреля 2019 года.

     На сегодняшний день насчитывается большое количество самостоятельных методов психотерапии. Диапазон их очень широк и каждый психотерапевтический подход эффективен в решении определенного спектра задач. Хайкин А.В. предлагает выделить целое процессуальное направление, как одно из общих направлений в психотерапии. Процессуальное направление - это группа методов в своей теории и практике базирующихся на идее исцеляющего процесса, который «стремится развернуться» и разворачивается из тенденций динамики, энергии и информации, содержащихся в самой проблеме [8].

     Особое место в семействе методов процессуального направления, по мнению автора, занимает метод Хакоми. Метод во многом уникальный, вобравший в себя опыт многих современных направлений, таких как метод Фельденкрайза, Эриксоновский гипноз и Нейролингвистическое программирование, Фокусирование.

     По мнению автора, актуальность исследования Хакоми терапии обусловлена новизной этого направления, сравнительно небольшого количества исследований и описаний этого метода на русском языке, а также малого опыта применения его российскими психотерапевтами. Данная статья является небольшой толикой в изучении процессуальных методов в целом и Хакоми терапии в частности. Предметом исследования явилась специфика Хакоми метода как части терапевтической практики и освоения психотерапии как профессии. Цель статьи - исследовать особенности, преимущества и сложности освоения Хакоми-терапии. Задачей явилось дать описание основных методов в процессуальном направлении (выявить сходство и различия), выявить специфику Хакоми - терапии. Провести сравнительный анализ с другими методами процессуального направления.                                                                                                        

Проводя обзор психотерапевтических методов, можно выделить целое процессуальное направление, которое включает себя целый ряд методов. К процессуальным методам, по мнению А.В.Хайкина [8], можно отнести "Фокусирование" Ю. Джендлина [1,2], "Процессуальную работу" А. Минделла [3], "Эпистемологическую метафору" Д. Гроува [4], "Гипнотерапию по методу Э.Росси" [5], "Соматическое переживание" П. Левина [6], "Хакоми" Р. Курца [7].

Что объединяет их в единое направление и какую специфику имеет каждый из них?

Общим для всех этих методов является базирование на идее исцеляющего процесса, который «стремится развернуться» и разворачивается из тенденций динамики, энергии и информации, содержащихся в самой проблеме, как уже было сказано выше[8]. То есть любая проблема, межличностный конфликт, телесный симптом изначально несёт в себе зерно разрешения. Это то, что "хочет произойти, развернуться", но не имеет пока возможности. Если помочь развертыванию этой тенденции, то она развернется в исцеляющий процесс.

Также для всех этих методов характерно поэтапное решение трех задач. Первой задачей в работе в любых процессуальных методах является отыскание и получение доступа к глубинным тенденциям, лежащим внутри проблемы. Обычно они достаются из переживаний, связанных с проблемой. Затем необходимо помочь развернуться собственной динамике найденной исцеляющей тенденции, помочь произойти тому, "что хочет произойти", при этом часто помогая и углублению информации. Третьей задачей в такой работе можно считать поддержание этого процесса до его завершения [8].

     Наряду с этими общими чертами, каждый метод, входящий в процессуальное направление, имеет свою специфику. Специфика каждого метода представлена в таблице ниже.

Метод

Характеристика процесса

Способ развертывания процесса

Фокусирование

Ю. Джендлина

Процесс перевода из бессознательного понимания сути проблемной ситуации (выраженной в телесном симптоме) в смысл понимаемый. Из телесного языка в язык интеллектуальный.

Доступу к глубинной тенденции способствует «отдаление себя» от переживания, «очищение пространства» для ощущения одной проблемы. Развёртыванию способствует «дружественный интерес» клиента, получение вербального «имени» или зрительного образа, которые характерны для целостного переживания ситуации как телесного симптома.   Также

задавание вопросов самому переживанию. Терапевт поддерживает процесс наводящими вопросами, а также качеством своего слушания

Процессуальная работа

А.Минделла

Работа идёт с той частью психики, которая была вытеснена/отторгнута, но уже готова к попаданию в сознательную самоидентичность. Она пытается себя проявить. Если она не может, то становится телесным симптомом. Необходимо вторичному процессу попасть через край и стать частью первичного

Отыскиваются проблемные переживания как знаки, информация, сигналы «новой идентичности». Развертыванию способствует «усиление» сигнала в том канале, в котором он сейчас происходит. Поддержанию процесса способствует «переключение каналов», а также проигрывание роли «краевой фигуры» попеременно терапевтом и клиентом.

Соматическое переживание П.Левина

Процесс завершения выхода из ступора. Процесс высвобождения из иммобилизации.

Доступом к ядру является переход от набора телесных переживаний к телесно-ощущаемому чувствованию.

Эпистемологическая метафора Д.Гроува

Отыскиваются тенденции завершения тех душевных движений, которые возникли в момент травмы

Доступ к «ядру» осуществляется формированием метафор, посредством вопросов, основанных на правиле «чистого языка». Развёртывание динамики - это провоцируемое вопросами движение, которое хотела бы сделать каждая метафора. Поддержание и окончание процесса связано с реализацией предназначения и переходом этих частей детской души во время после травмы.

Метод Э.Росси

Подключение ресурсов высших этажей бессознательного к энергии неразрешенной проблемы.

Доступ к «ядру» осуществляется посредством осознанности клиента по отношению к своим текущим переживаниям (количественное оценивание интенсивности переживания) и выбор подходящей метафоры движения для начала работы. Развёртыванию динамики способствует интерес клиента к своим непроизвольным движениям – проявлениям своего бессознательного и позволяющее наблюдение за этим. Терапевт способствует развитию процесса процессуальны

ми инструкциями   и «ратификацией»

Хакоми Р.Курца

Процесс разворачивается из работы с переживанием, отсутствующего в силу травматического для развития ребенка опыта позитивного отношения со стороны «мира».

Доступ к глубинным переживаниям происходит посредством поиска индикаторов, указывающих на ограничивающее убеждение. Для развертывания динамики используется ряд экспериментов («пробы» и «перенимания» вербальные и невербальные). «Любящее присутствие» терапевта также может уже являться частью отсутствующего опыта клиента.

В исследовании специфики различных процессуальных методов, приводимом ниже, рассмотрим каждый метод в отдельности.

Одним из первых процессуальных методов явился Фокусинг Ю. Джендлина. Юджин Джендлин – американский философ, психолог и психотерапевт, профессор Чикагского университета. В течение многих лет был главным редактором журнала «Psychotherapy: Theory, Research and Practice». Известен своими исследованиями в области феноменологической психологии, особенно теоретической разработкой такого фундаментального для психотерапии и психологии понятия, как experiencing (переживание)[11] .

Годом позже появилась его статья в «Journal of Existential Psychiatry» (1963, vol.IV, № 14) "Субвербальная коммуникация и экспрессивность терапевта: тенденции развития клиенто-центрированной психотерапии". В психотерапевтическом мире наибольшую известность Джендлину принесла разработка терапевтического метода фокусирования который широко используется психотерапевтами самых разных ориентаций [12].  

Джендлин считал, что бессознательное содержится в теле [2]. Вернее путь к творческому потенциалу бессознательного для решения различных проблем и конфликтов, можно получить с помощью фокусирования и получения некоего телесного ощущения (осязаемого чувства).    

Это чувствование, отражающее ситуацию целиком, отличное от эмоций и физических ощущений, "неявно содержащее" всю необходимую информацию о ситуации, (в том числе- о том, что там наиболее существенно, что главное во взаимодействии аспектов проблемной ситуации ), оно "хочет" раскрыться в смысл понимаемый [8]. Таких раскрытий может быть не одно, и с каждым таким раскрытием человек все больше приближается своей самости. Фокусинг - следующий шаг после осознания собственных чувств. Он касается другого типа внутреннего сосредоточения на том, что первоначально ощущается неявно [2].

Получить доступ к ощущаемому смыслу можно или, почувствовав его, как непосредственное переживание телом всей проблемной ситуации, или, отыскивая его, как "неясную грань" или "источник" конкретных физических и эмоциональных переживаний [8].

Для того чтобы проявился ощущаемый смысл, нужно сначала войти в состояние сосредоточенного внимания в глубине своего тела (можно, например, в зоне живота или груди). В этом состоянии можно своим вниманием ощутить всё свое проблемное поле, где содержится, может быть, не одна проблема, а несколько и, не вовлекаясь в них, как бы разотождествляясь, выбрать для работы одну. Формируется осознанное наблюдение, некое общее, неявное ощущение этой проблемы в целом. При таком наблюдении нужно найти подходящую трактовку этому ощущению в качестве прилагательного, образа или фразы (оно должно прийти само по себе) и проверить действительно ли именно она ему соответствует. В этой работе пациент должен прежде всего научится "дружественному наблюдению", позволяющему приходить самим по себе неявным ощущениям, научиться доверять себе и, в некоторые моменты, довольно жестко останавливать своего "внутреннего критика". Телесному сдвигу или чувству освобождения способствуют такие вопросы, направленные к переживанию ощущаемого смысла как: "Что делает эту проблему такой?", "Что в этом ощущении?", "Что должно случиться, чтобы всё стало хорошо?".

Таким образом, процесс терапевтической работы в Фокусировании часто представляет собой циклы, в которых происходит расфокусирование внимания по полю различных переживаний, "ухватывание" вниманием ощущаемого смысла и последующее его раскрытие, ведущее к трансформации исходных переживаний (каждое такое раскрытие погружает фокусирующегося на все большую глубину) [8].

Джендлин создал целую пошаговую систему для работы со своими переживаниями, поэтому Фокусинг может использоваться человеком и без терапевта, однако в сопровождении с грамотным терапевтом работа может идти глубже и эффективнее.

Следующий метод, названный Арнольдом Минделлом "Процессуальная работа" так же рассматривает человека как непрерывный живой процесс. Метод вырос из юнговской концепции бессознательного и методов Гештальт - терапии. В ней сосуществуют дух шаманизма, даосизма и актёрская игра.

Подобно Юнгу, Минделл исходил из того, что все происходящее в жизни имеет смысл: «Изучая юнгианскую психологию, начинаешь понимать, а вернее, обнаруживаешь опытным путем, что события имеют свой смысл. Мысль, что боль в ноге сообщает мне о том, что я не здоров, казалась не совсем правильной. Внутри себя я слышал другой, более заботливый, голос: «Может то, что происходит с тобой, — нечто вроде сновидения!» Я задумался. Я всегда полагал, что сны имеют значение. Вот я и подумал: быть может, то, что происходит в теле, тоже имеет какой-то смысл, а не является просто патологией" [3].

В процессуальной работе важную роль играет телеологическая значимость симптома: исцеление. Работая с симптомом, Минделл обращает внимание не на то, откуда он (симптом) пришел (каузальная значимость - причинно-следственная связь), а для чего он есть у клиента. В основе процессуальной работы Минделла лежит не ответ на вопросы «откуда?, почему?», а поиск цели и ответ на вопросы «зачем?, для чего?». Симптом несет в себе послание, смысл, поэтому при исцелении не ставится цель избавления от симптома. Чтобы определить явления с точки зрения процесса, чувственно-ориентированных переживаний, Минделл вводит понятия сигналов и каналов. Сигналы исходят из старой (первичный процесс) идентичности и из новой идентичности (вторичный процесс). Задача процессуального терапевта уловить сигналы новой идентичности и помочь развернуться остановившимся тенденциям. «Первичный процесс» - это переживания, с которыми клиент себя идентифицирует, так как они происходит на осознаваемом клиентом уровне. Опыт, определяемый клиентом в качестве «чуждого», называется «вторичным процессом»,так как он не находится в фокусе осознавания. Проявлением вторичного процесса могут быть навязчивые или не законченные движения, повторяющиеся сны, телесные симптомы. Клиент чаще всего не способен идентифицироваться с переживаниями вторичного процесса - такая граница Минделлом была названа гранью или краем (англ. edge). Задача процессуального терапевта усилить и развернуть вторичнопроцессуальные переживания до степени осознавания. Получить доступ к этим переживаниям можно через осознание в различных "каналах" - "зрительном", "слуховом", "проприоцептивном", "канале движения".

Основной принцип работы с каналами - это умение их переключать и усиливать сигнал в выбранном канале. Если работа идет в зрительном канале - то можно увеличить яркость, более детально вглядеться и т.д. Если канал проприоцептивный - то ощущение можно усилить или распространить на все тело. Эту часть работы может выполнить клиент самостоятельно, но как только клиент упирается в край - тут необходимо подключение терапевта, так как зачастую приходится иметь дело с "краевой фигурой".   Краевая фигура- это чаще всего родители или другие значимые люди, суждения и действия которых препятствуют человеку принять вторичный процесс, как часть себя.. Попеременное воплощение клиента то в фигуру края, то возвращение в свою роль, призвано вернуть себе свою силу, которую содержит в себе краевая фигура.

В процессуальное направление, безусловно, встраиваются гипнотерапевтические недирективные методы, начало которым дали работы И. Бернгейма и развиты впоследствии Милтоном Эриксоном. Такими безусловно являются методика гипноза Э. Росси и "Эпистемологическая метафора " Д. Гроува.

Согласно Эриксону, гипнотический транс - это такое состояние психики, в котором она наиболее способна к изменению и восприятию нового знания. Психотерапевт не возвышается над клиентом, не “подчиняет” его себе; клиент сохраняет самоконтроль и отнюдь не следует велениям чужой воли. В сущности транс - это естественное состояние, переживаемое каждым из нас в течении дня по несколько раз.

Эрнест Л. Росси (Ernest L. Rossi) — доктор философии, клинический психолог, будучи одним из самых известных и разносторонних учеников М. Эриксона, много лет объяснял, развивал и преподавал эриксоновский подход.

Итогом его работы можно считать разработку собственного метода, который основывается на наблюдении пациента за своими непроизвольными, идеомоторными движениями рук.

Одним из первых принципов подхода Э. Росси является то, что клиент должен чувствовать свою проблему прямо в данный момент работы, здесь и сейчас. Для этого пациент уже в начале ранжирует степень/уровень своих переживаний, тем самым устанавливает осознанность и запускает процесс. Еще один интересный аспект работы, состоит в том, что терапевту совсем не обязательно знать, в чем заключается проблема его пациента. При этом у пациента формируется ощущение безопасности от того, что ему не нужно раскрывать какие-либо значимые, глубоко личные вещи. Терапевт способствует проявлению интереса пациента к своим непроизвольным движениям (они являются как бы проявлением творческой исцеляющей работы подсознания в решении проблемы) и предлагает полностью довериться этому процессу. Для более полной и эффективной работы предлагается несколько видов входа в транс. Это зависит от контекста проблемы: если это, внутренний конфликт, то можно почувствовать его стороны в разных руках, если человек ощущает свою проблему единым полем (неким объемом, формой), то ощущение помещается между руками и так далее. Это способствует разотождествлению пациента с его проблемой и вводит его на другой уровень осознавания. Процесс, направляется процессуальными инструкциями и ратификацией, пациент является свидетелем, того что приходит (ощущения, непроизвольные движения и т.д) и разворачивается само по себе.

Поддержание хода процесса может быть выражено в последовательно задаваемых вопросах. Например, в чем состоит проблема? Готово ли бессознательное работать с ней? Второй вопрос: каков ее источник? Готово ли бессознательное рассмотреть его? Третий вопрос: если мы знаем, в чем проблема, и знаем некую историю ее возникновения, то какие у бессознательного есть варианты ее разрешения? Вопросы строятся таким образом, чтобы бессознательное могло дать ответ, выражающийся в каком-то наблюдаемом сигнале. Терапевт поддерживает клиента в его решимости продолжать процесс, наблюдать и принимать приходящее в процессе, каким бы оно не было, стимулирует интерес клиента к "тому, что придёт в следующий момент", к тому, что "в этом хочет произойти" [8]

   Этот метод можно использовать для решения широкого спектра внутренних конфликтов. Он обычно приводит к довольно быстрому их разрешению.

Еще одним гипнотерапевтическим методом является Эпистемологическая метафора Дэвида Гроува. Он положил начало целому направлению в психотерапии и коучинге. В 80-х годах Гроув разработал клинические методы помощи клиентам в разрешении их травматических воспоминаний, особенно связанных с насилием в детстве, шоковыми травмами. Он осознал, что многие клиенты естественным образом описывали свои симптомы посредством метафор. Когда он стал задавать вопросы об этих метафорах, точно цитируя слова клиентов, они получали возможность по-новому рассмотреть свои симптомы, и их восприятие травмы часто начинало меняться. Это привело его к созданию Чистого языка, который представляет собой способ задавания вопросов о метафорах клиента, который не влияет на них и не искажает эти метафоры.

При работе в методе Эпистемологической метафоры условно принято считать, что травматические события относятся обычно к возрасту до шести лет. Когда происходит травма, возникает личностная фрагментация. Фрагмент всегда остается в каком-то периоде времени, который предшествует травме. С этим травматическим эпизодом и связаны последующие проблемы клиента. Человек вырос, а внутренняя проблема — все еще с ним и не изменилась с тех детских пор. Конечно, взрослый клиент знает, что и после травмы жизнь продолжается, но тот маленький отфрагментированный ребенок этого не знает. Эти заряженные тенденции пытаются завершиться и влекут за собой формирование схожих, часто повторяющихся жизненных ситуаций. Человек невротизируется и часто приобретает различные соматические симптомы, так как не в состоянии самостоятельно трансформировать и интегрировать в себя "отколовшуюся" во время травмы часть психики. Задача терапевта провести клиента по опасному и неприятному фрагменту травмы, переместив всю опасную информацию в безопасное время и дать метафорам завершить своё предназначение. В случае метафор диссоциации, "живущих в замороженном времени", им нужно запустить время и дать понять, что есть время "после", когда уже нет необходимости прятаться. Метафорам "антитела агрессии" даётся возможность остановить агрессора, а очищающим метафорам - уничтожить оскверненную часть тела [8].

     Примерный алгоритм выглядит следующим образом:

1)найти симптом, зачастую это какое-то необъяснимое иррациональное поведение (общаюсь с начальником–задыхаюсь).

2)Перевести симптом в метафору (камень в груди).

3)Найти внутреннего ребенка (и когда камень в груди сколько тебе лет?).

4)Найти ситуацию, окружение ребенка (и когда …, что происходит?).

5)Развить ситуацию, прожить ее (и когда… что происходит дальше.. И когда камень, что хочет камень?)

6)Провести через ситуацию все фрагменты (все метафоры)

7)Завершить сеанс, трансформировать прожитый опыт.

   В процессе работы с эпистемологической метафорой возникает мигрирующий транс - переход от более поверхностного (при поиске образа) в более глубокий (при фиксации на ощущениях). Этот транс управляется терапевтом, но он возникает только за счет материала клиента. Одно неверное слово – и клиент легко может выйти из этого иррационального состояния.

При работе в Эпистемологической метафоре с помощью чистого языка формируются условия, которые позволяют избежать загрязнения и разрушения субъективного опыта клиента, и предоставляются новые возможности для преобразования, облегчается погружение в состояние транса. Тем самым придаются силы "внутреннему ребёнку", так как используется его первичный язык. Явное значение метафоры обращено к сознанию пациента, в то время как второе, скрытое значение, адресовано к его подсознанию, оказывая активирующее и реорганизующее влияние на бессознательные процессы.

Метод Соматического переживания П.Левина также посвящён трансформации опыта переживания травматических ситуаций и преодолению их разрушительных последствий. Назвав так свой метод Левин делает акцент на телесных процессах в терапии психической травмы. Левин рассматривает травму как результат нарушения естественных психобиологических процессов и описывает присутствие феномена физиологических и биологических механизмов. Он убедительно доказывает, что психическая травма образуется вследствие незавершённой инстинктивной реакции организма на травматическое событие, реакции бегства, борьбы или оцепенения. П.Левин считает, что травматические симптомы, такие как беспомощность, тревога, депрессия, психосоматические жалобы и др., возникают в результате накопления остаточной энергии, которая была мобилизована при встрече с травматическим событием и не нашла выхода и разрядки. То есть, чтобы освободиться от травмы необходимо завершить травматическую реакцию, разрядить оставшуюся энергию и восстановить нарушенные процессы [7].

Основной тезис П. Левина состоит в том, что в человеке существует природная способность к исцелению, тенденция к самовосстановлению после травмы. У людей, в отличие от животных, механизм разрядки часто тормозится неокортексом и человек подавляет в себе инстинктивную реакцию "кусай", "беги". В основном превалирует реакция замирания.

Ключ к исцелению травмы лежит в телесно-ощущаемом чувствовании. Оно актуализирует у человека незавершенные травматические реакции и помогает им завершиться. Мудрость телесного чувствования даёт возможность совместить силу инстинкта и сознания и открыть те пути, которыми организм пытается исцелить себя.

Подход П. Левина не ограничиваемся только рамками соматической психологии и телесно — ориентированной психотерапии, но и имеет экзистенциальную основу. Он рассматривает травму как экзистенциальную данность человеческого существования, его бытия, которую необходимо принять, пережить и трансформировать на благо себя и своей жизни. Травма — это не просто болезненное состояние, от которого следует избавиться, а человеческое страдание, переживание, через которое нужно пройти, завершить и преобразовать в целях изменения себя и своей жизни. Левин подчеркивает, что потенциально травма является одной из важнейших сил, способных вызвать психологическое, социальное, и духовное пробуждение и развитие человека [6].

Одним из самых интересных методов в процессуально - ориентированном семействе является метод Р.Курца "Хакоми". Он имеет свои особенности и претерпел некоторые изменения со временем.  

Хакоми – один из методов телесно-ориентированной психотерапии. Он был разработан американским психотерапевтом Роном Курцем в 1977 году и долгое время не имел устоявшегося названия. Название Hakomi было предложено одним их друзей Рона Курца, что в переводе с языка индейцев племени Хопи означало «кто ты», «как ты взаимодействуешь с разными мирами». Хакоми отличается мягким подходом, в основе которого лежат 5 принципов, выделенных Р.Курцом. Первый принцип – Органичность. Он раскрывается в понимании того, что человеческие существа - это сложные открытые системы, способные к самоорганизации и самоуправлению. В них возможны жизненно-позитивные, само-исцеляющие процессы.

Второй принцип- Осознанность. Он говорит о том, что реальные изменения становятся возможными в определенном состоянии. Когда человек является наблюдателем собственных ощущений и раскрывает понимание через свое осознавание, а не усилие.

Третий принцип - Ненасилие. Это признание принципа Органичности на практике. Для Хакоми не свойственно использовать силу или сопротивляться живой системе. Терапевт находится в состоянии принятия естественного развёртывания событий.

Четвёртый принцип – Целостность или Холизм. Это единство ума и тела. Это значит, что вся психологическая история клиента всегда находится перед нами и выражается в позах, повторяющихся жестах и словах, интонациях и так далее.

Пятым принципом является Единство. Этот принцип напоминает нам о взаимосвязи всех вещей и всех событий в жизни.

Рон Курц говорил, что терапевтам не надо «учиться» Хакоми, если они погрузятся и глубоко осознают эти пять принципов. Метод Хакоми тогда проявится сам собой в работе с клиентом. Исходя из вышесказанного понятно, что истоки данного метода лежат в таких восточных учениях как даосизм и буддизм, что неоднократно отмечает и сам автор.

Метод Хакоми можно назвать одновременно процессуальным, так и аналитическим (Рон Курц предлагает интересную типологию характеров в раннем варианте метода).

Для начала между клиентом и терапевтом строятся взаимоотношения, дающие максимальный уровень безопасности, доверия и так называемого «сотрудничества» их бессознательного. В новом варианте метода Курц ввел понятие «Любящего присутствия» (берущее начало в пяти вышеуказанных принципах) - состояние терапевта, способствующее возникновению таких взаимоотношений. Установлению контакта также способствуют «контактные высказывания» - ненавязчивое резюмирование в утвердительной форме переживаний клиента в данный момент времени.

   Негативные переживания в Хакоми - это недостающий опыт ребенка в чувстве безопасности мира, любви без условий, принятия его слабости со стороны родителей и важных в то время фигур взрослых. Такие переживания явились причиной возникновения ядерных убеждений, определённых стратегий поведения, которые в тот момент были необходимы и адаптивны, но сейчас уже потеряли свою актуальность.

Проявление ядерных убеждений происходит в результате поиска «индикаторов». Это определённые формы поведения, которые дают возможность предположить какие ограничивающие убеждения за ними стоят[9].

Дорога в глубину переживаний состоит в постановке некоторых экспериментов в состоянии осознанности. При этом для Хакоми характерна идея «ослабления шума» - то есть поддержка способа совладания с негативными переживаниями. Специфичными для Хакоми являются "пробы" и "перенимания". Пробы - это высказывание терапевта, нацеленные на создание недостающего опыта, например, "тебе не обязательно быть лучшим, чтобы тебя любили", "ты можешь быть таким, какой ты есть". Эти высказывания, скорее всего, приведут к внутреннему протесту, недоверию и приведёт (в случае правильного попадания в ядерное убеждение) к появлению чувств, связанных с ограничивающим убеждением. Перенимание - это реализация одной или нескольких сторон конфликта клиента терапевтом и/или ассистентами. Это может происходить вербально (когда у клиента появляются фразы в сознании, озвучивающие противоположные стороны конфликта), и через прикосновения (при возникновении телесных ощущений). Когда клиент получает доступ к переживанию недостающего опыта, сформировавшего ядерное убеждение - происходит "исцеляющий процесс". В этот момент ему надо дать определённое время для впитывания нового ощущения. Таким образом, впоследствии, стратегия поведения клиента перестает быть абсолютной и появляется возможность выбора способа реагирования в ситуациях, где он раньше был невозможен.

     Структура Хакоми сессии может быть представлена тремя основными этапами.

     На первом этапе терапевт решает две задачи. Первая задача заключается в установлении контакта терапевта с клиентом, а также клиента со своим переживанием. Вторая задача заключается в отслеживании индикаторов ядерных убеждений и формировании первичной гипотезы [9].

   Контакт терапевта и клиента обеспечивается с помощью любящего присутствия терапевта. Как и в любой психотерапии, для ее эффективности, терапевт должен своим присутствием позволить клиенту безопасно себя чувствовать в отношении контакта со своими же переживаниями. А также, конечно, и с терапевтом. Таким образом, очень важно создание позитивной эмоциональной атмосферы. Курц всегда акцентировал внимание на присутствии и личности терапевта, как на единственном и самом важном элементе успешной терапии, помимо готовности и открытости самого клиента [8]. Также способствует установлению контакта – контактные высказывания.

   Контактные высказывания – это краткое утверждение со статусом вопроса, которое клиент может всегда поправить. Контактное высказывание приближает человека к контакту с переживанием. Оно позволяет ему осознать, то, что он раньше не замечал.

   Вторая задача связана с отслеживанием индикаторов ядерных убеждений и формированием первичной гипотезы. Терапевт получает информацию в основном через наблюдение и слушание клиента[9]. Индикаторами могут являться громкий или тихий голос клиента, его темп речи, положение тела в пространстве, повторяющиеся жесты и другое. Хакоми терапевт замечает эти сигналы клиента, его вербальное и невербальное общение, различает какие сигналы, скорее всего важны для терапии[9]. Анализируя индикаторы терапевт формирует свою первую гипотезу о ядерном убеждении.    

     В ходе второй фазы работы терапевт переключает внимание клиента на индикатор. Терапевт предлагает клиенту обратить внимание на нечто интересное в нем (повторяющиеся движения, поза, мимику и другое) и проявить интерес к этому. Когда терапевт замечает, что клиент разделяет его интерес, он переходит к постановке эксперимента. В результате эксперимента мы подтверждаем, отвергаем или уточняем нашу первоначальную гипотезу.   Прежде чем терапевт понимает какого опыта клиенту не хватает, может потребоваться несколько экспериментов.

В Хакоми существует два основных вида экспериментов: проба и перенимание.  

     Пробы представляют собой утверждение, которое декларирует недостающий опыт клиента («тебе не нужно делать …» или «ты можешь делать…»). Оно утверждает позитивный недостающий опыт. Для этого человек должен быть уже в контакте со своими переживаниями. Он должен в этот момент почувствовать отклик одной из своих частей. Это может быть душевная боль или протест.

   Второй вид эксперимента – это перенимание. Перенимание может быть вербальным и физическим. Терапевт выполняет для клиента то, что делает для него его собственная часть, при этом клиент разотождествляется с этой частью в этот момент и может прочувствовать ту часть, которая маскировалась. Если перенять обе части, то клиент может перейти в позицию наблюдателя.

     В ходе экспериментов терапевт понимает, какого опыта не достаёт клиенту и на третьей фазе работы он в той или иной форме предлагает клиенту его отсутствующий опыт. Часто добрыми словами и сопереживающим присутствием, энергетическими или физическими объятиями терапевт способствует переживанию ощущения истинной безопасности и доброжелательности, или того, что клиента глубоко уважают и ценят, как личность, что его почитают так, как он ждал этого всю жизнь. Таким образом, последний этап называется фазой исцеляющего процесса в ходе которого происходит получение и интеграция недостающего опыта. На этой фазе терапевт следует за клиентом, находящимся в процессе. По времени он должен превышать время всех трёх этапов.

В чем же отличие Хакоми от остальных методов процессуального направления?

     Метод Хакоми выделяется среди остальных процессуальных методов и имеет ряд отличительных черт.

     В начале работы на этапе формирования доверительного отношения основополагающим является «любящее присутствие» терапевта. Конечно, дружественное присутствие важно во всех процессуальных методах, но здесь оно имеет основополагающую, главенствующую роль, от которой зависит качество терапии. В связи с тем, что работа в Хакоми идёт с недостающим опытом позитивного отношения со стороны мира, то наличие «Любящего присутствия» уже может явиться частью этого отсутствующего опыта клиента. Таким образом, роль терапевта занимает здесь особое место. Если в остальных методах терапевт поддерживает процесс клиента, просто ассистируя ему, является как бы «голосом за кадром» (как принято в гипнотерапевтических методах), то Хакоми терапевт не просто способствует развертыванию исцеляющего процесса клиента. Его взаимодействие с ним является необходимой частью этого процесса на всем его протяжении[10]. Через ряд экспериментов, которые проводит терапевт, транслируется определённое отношение к клиенту, что способствует получению последним недостающего опыта.

   Одной из характерных особенностей Хакоми, является целенаправленная работа по увеличению чёткости сигнала, путём ослабления шума (причём терапевт здесь участвует «технически»), в отличие от того, как это происходит в Процессуальной работе А. Минделла и Методе Э.Росси. В этих методах полезный сигнал усиливается. В Процессуальной работе А. Минделла усиление – это не только усиление интенсивности. В ходе её усиления в одном канале, включается другой. Сигнал приобретает объёмность. В Методе Э.Росси усиливается энергия самого процесса. Транс наводится здесь на пике возбуждения и напряжения. В методе Фокусирования, например, не свойственно усиливать сигнал, чёткость сигнала приобретается посредством разотождествления себя от переживания.

       Идея ослабления шума в Хакоми реализуется, как было описано в главах выше, через одну из главных техник метода "перенимание" (физическое или вербальное), которая способствует возможности прочувствовать другую, замаскированную часть.

       Анализируя метод, автор пришёл к мнению, что все основные отличительные особенности обусловлены исключительной ролью Хакоми-терапевта в терапии.

   Несомненно, каждый психотерапевтический метод имеет свои отличительные особенности и свои преимущества в решении тех или иных задач. Терапевт, в процессе своего профессионального развития осваивает один или несколько методов, подходящих ему личностно в рамках выбранной им специализации. Можно также отметить, что первый освоенный метод накладывает некоторый отпечаток на всю дальнейшую работу специалиста[10].

     Хакоми - метод во многом уникальный! Его особенности являются несомненными преимуществами метода, но одновременно и создают трудности в его освоении.

   Одним из преимуществ освоения метода Хакоми является как раз возможность восприятия базовых идей психотерапии, возможность приобрести необходимые для работы качества начинающим специалистам. Осваивая его – вбираешь в себя мета-навыки психотерапии в целом. Наряду с этим, профессиональные психотерапевты могут обогатить свои техники в других методах, которыми они уже владеют.

   Уникальное сочетание аналитичности и процессуальности делает этот метод специфичным. Многогранным. Курц очень чётко описывает техники Хакоми метода, но одновременно с этим мы должны сохранять интуитивность в работе. Набор техник понятен, но использование их в тот или иной момент является работой творческой. Здесь мы следуем за процессом. Можно сказать, что мы помогаем не человеку, а процессу, который хочет развернуться. Иначе, если мы будем идти за клиентом, за его рассказом – мы будем ходить кругами его проблемы. Создаёт некоторую трудность необходимость уделять внимание больше рассказывающему, чем его рассказу слушать не то, что рассказывает клиент, а то, как он рассказывает. Быть одновременно в диалоге и в еще большей степени вне диалога идёт вразрез с нашей привычкой вслушиваться в повествование. В Хакоми необходимо развивать в себе навыки отслеживания невербальных посылов - интонации, позы, движения, мимики… то есть навык более объёмного восприятия клиента.

       Еще одно преимущество Хакоми терапии связано с идеей поддерживания баланса сторон. Ведь только при условии поддержания всех сторон, не провоцируется внутренне сопротивление клиента. Работа в Хакоми учит дружественному и принимающему отношению всех сторон личности.

     Основополагающим навыком, который делает Хакоми исключительным методом, является навык любящего присутствия, без чего терапия теряет свою эффективность. Это состояние требует тренировки, так как мы не привыкли испытывать такого вдохновлённого состояния клиентом в своей работе.

ВЫВОДЫ: Подводя итог, можно сказать, что метод учит видеть клиента целиком, объемно, а не просто слышать текст. Этот метод учит одновременно и планировать сессию и идти дорогой исцеляющего процесса клиента. Способствует приобретению навыка любящего присутствия, в результате которого создаются самые благоприятные условия для развертывания исцеляющего процесса. Он способствует разностороннему развитию терапевта: то есть не только обогащает его опыт техниками работы в интересной методике, но и обогащает его духовно.

   Основанное на пяти принципах, Хакоми способен создать базу для освоения общепсихологического мышления, чувствования и действия, приобрести необходимые для работы в профессии привычки и качества начинающему специалисту, а также обогатить работу профессионала в освоенных им ранее других методах.

[1] Джендлин Ю. Фокусирование. Новый терапевтический метод работы с переживаниями. М.: Класс, 2000. 438 с.

[2] Джендлин Ю. Фокусинг. М.: Эксмо, 2013. 320 с

[2] Джендлин Ю. Фокусинг. М.: Эксмо, 2013. 320 с.

[3] Минделл А., Минделл Э. Вскачь, задом наперед: Процессуальная ра- бота в теории и практике. М.: Класс, 1999. 224 с.

[4] Хайкин А.В. Процессуальные методы постэриксоновской гипнотерапии в работе с кризисными состояниями // Психология кризиса и кризисных состояний: Материалы международного междисциплинарного симпозиума. Ростов-на-Дону, 2007. 121-125 с.

[5] Беккио Ж., Росси Э. Гипноз 21 века М.: Класс, 2003. 263 с.

[6] Левин П., Фредерик Э. Пробуждение тигра – исцеление травмы. М.: АСТ, 2007. 316 с

[7]Курц Р. Телесно-ориентированная психотерапия. Метод Хакоми. М.: Класс, 2004. 17

с.

[8] Хайкин А.В. Процессуальные методы в единстве и многообразии (Методологический аспект.)// Личность в меняющемся мире: здоровье, адаптация, развитие.-2015.-#2 (9).

[9] Хайкин А.В. О процессуальных методах психотерапии с любовью // RELGA. - 2015. - No 8(296).

URL: http://www.relga.ru/Environ/WebObjects/tgu-www.woa/w...;level1=main&level2=articles.

[10] Хайкин А.В. Краткие заметки, навеянные освоением автора психотерапевтического метода Хакоми// RELGA.-2017.-#10(328). URL: http//www.relga.ru/Environ/WebObjects/tgu-www.woa/wa/Main?textid=5114.

[11](Gendlin E.T. Experiencing and Creation of Meaning. A Philosophical and Psychological Approach to the Subjective. – N.Y.: Free Press, 1962).

[12] (Gendlin E.T. focusing. – N.Y.: Bantam Books, 1981. – 2nd ed., new, revised instructions. Первое издание – N.Y.: Everest House, 1978).

 

 

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить