Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

975d620dbc78bbf021d2e93a138ce59e

Ситуация, сложившаяся в Московском Художественном академическом театре имени М. Горького после увольнения с поста его художественного руководителя Татьяны Дорониной, по-прежнему продолжает привлекать напряжённое внимание всех, кому дорога русская культура. Под угрозой полного «переформатирования», а фактически уничтожения оказался театр с выдающимися традициями, ставший символом реалистического, психологического искусства.

О происходящих здесь разрушительных процессах, связанных с новым худруком Эдуардом Бояковым, «Правда» уже многократно писала. Немало острокритических материалов появилось и в других изданиях. Но происходят ли в результате этой критики хоть какие-то перемены к лучшему?

Ответ журналисты, заполнившие просторный зал «МК», хотели получить на пресс-конференции, организованной артистами МХАТ, которые противостоят неприемлемым, по их убеждению, действиям Боякова. И ответ был дан. Увы, неутешительный.

Кто же они, «раздувшие этот скандал»

Прежде всего надо сказать о причинах и характере конфликта, разгоревшегося в конце концов между новым руководителем и частью труппы. Что в основе? Личные, или, как говорится, шкурные, интересы каких-то бездарных артистов-неудачников либо всё-таки нечто совсем иное, гораздо большее?

Бояков сразу же истолковал всё вполне однозначно: «Пятеро неликвидных, нездоровых актёров раздули этот скандал». Так крупным шрифтом было напечатано в «Комсомольской правде» от 26 июня с.г. и повторяется им до сих пор.

А поводом тогда послужило первое публичное выступление «оппозиционеров». Я-то, откровенно говоря, удивляюсь, как долго люди терпели, глядя, куда по воле Боякова покатился родной для них и любимый театр. Нет, в коллективе про это они говорили, да всё бесполезно. Обращения в министерство культуры (не только актёров, но и зрителей!) тоже не дали ничего.

И вот, поняв, что беда с каждым днём нарастает, решили: надо обращаться «на самый верх». Тогда, собравшись на ступеньках театра, записали они 19 июня своё видеообращение к президенту В.В. Путину, поскольку как раз шла подготовка к его «прямой линии» на ТВ.

Об этом «Правда» тоже писала (см. статью «Спасти МХАТ и Татьяну Доронину» в номере от 27 июня). Так вот, те же люди, которые инициировали видеообращение, теперь организовали пресс-конференцию. Кто они? «Неликвидные, нездоровые актёры», как обозвал их Бояков?

Ложь! Всех, кого я увидел в президиуме этой встречи, следует отнести к ведущим артистам театра. Заслуженные артисты России Лидия Матасова, Андрей Чубченко, Александр Титоренко, Юлия Зыкова, артист Антон Наумов… Заняты в ответственных ролях, успешно играют во многих спектаклях.

— У меня, как правило, всегда было по 12—16 спектаклей в месяц, — сказал А. Титоренко, — а бывало у нас и больше.

Такой, представьте себе, «неликвид»…

Их, недовольных, всего пять? Тоже неправда! Недовольных много. На пресс-конференции было сказано: более половины труппы. Причём, как подчёркивалось, особенно беспокоит их судьба театра.

— Почему же не все протестуют? — был задан вопрос.

— К сожалению, боятся, — ответил Андрей Чубченко. — И не беспричинно. Реакция Боякова абсолютно предсказуема, да он её и не скрывает. Наглядный пример — отношение к тем, кто уже посмел возвысить голос против его деяний. Вместо того чтобы задуматься и хоть что-то рациональное из критики учесть, мы слышим одно: угрозы увольнения. Тем более что эту процедуру он упрощает. Если при Татьяне Васильевне у всех у нас был бессрочный контракт, то теперь вводится срочный, и сократить любого можно очень легко. Кстати, со мной и с другими перед этой конференцией у Боякова состоялись внушительные беседы. Так что, придя сюда, чувствуем мы себя камикадзе.

Именно поэтому Чубченко, как и Титоренко, оговаривается: не берёмся осуждать многих своих товарищей. У кого-то малые дети или престарелые родители, у кого-то ипотека, театральное общежитие и так далее. Каково быть уволенным?

Я тоже это понимаю. Оттого ещё большее уважение, даже восхищение вызывают артисты, пришедшие на эту пресс-конференцию и открыто поддерживающие их в коллективе. Верность подлинному искусству в сочетании с гражданским мужеством дорогого стоит.

Но как защитить тех, кто в этом нуждается? Ведь они встали за правду, а их в отместку лишают ролей и не предлагают новых, спектакли с участием неугодных оттесняются на второй и третий план…

Всего из коллектива в целом, включая подсобные цеха и службы, как сообщила Лидия Матасова, уволено уже более 70 человек. Что касается лично её, то недавно «обрадовали»: она больше не будет играть самые любимые свои роли — Раневскую в «Вишнёвом саде» и мать Базарова в «Отцах и детях».

Обман к добру не ведёт

Лидия Леонидовна Матасова выступала на пресс-конференции первой, а поэтому сочла необходимым вернуться к началу декабря прошлого года, когда решался вопрос о дальнейшем руководстве МХАТ имени М. Горького. Как известно, Татьяне Васильевне Дорониной предложили тогда должность президента театра, убеждая, что это требуется для спасения МХАТ (иначе, мол, он будет слит с двумя другими коллективами). А ещё веским аргументом для неё стало то, что творческое руководство сохранится за президентом.

Но её обманули! Когда появился новый вариант устава театра, оказалось, что звание президента по существу формальное: Дорониной уготовано быть в полном подчинении Боякова, а решающего влияния на творческий процесс она лишена.

Вот что вызвало настоящий шок у великой актрисы и выдающегося театрального деятеля! А дополнилось всё тем, что, явившись на спектакль «Васса Железнова», Бояков со своими подручными по окончании его даже не сочли нужным прийти за кулисы, поговорить с Татьяной Васильевной, преподнести ей цветы.

В общем, все пышные бояковские заверения с разных трибун о том, как высоко он ценит и уважает талант Татьяны Дорониной, тоже обернулись наглым обманом. И Матасова, и Юлия Зыкова, и другие выступавшие приводили поразительные факты демонстративного унижения новым начальником того, что сделала эта великая подвижница для спасённого ею театра.

Особенно противно многим слышать и читать повторяемую ложь с целью возвысить себя в противовес Татьяне Васильевне. Ну, например: при Дорониной, дескать, ставился всего один или полтора-два спектакля за сезон, а вот у нас!.. Хотя под руководством Дорониной ежегодных премьер было больше, чем осилили при Боякове, а про качество и говорить не приходится.

В облыжных обвинениях прежнего художественного руководителя присоединились к Боякову и доброхоты-лизоблюды, которые, как известно, в подобных обстоятельствах всегда находятся. Вот на все лады муссируется и всячески преувеличивается тема долгов театра. Проблемы такого рода были. Однако экономическое положение МХАТ за последнее время не ухудшалось, а улучшалось.

— Когда мы с этим стали конкретно разбираться, — говорила Л. Матасова, — то выяснилось, что 2018 год был для нас самым эффективным. Театр перевыполнил госзадание на 24 миллиона рублей и почти на 20 тысяч зрителей. И знаете, какой была заполняемость нашего зала, в котором 1350 мест, включая неудобные? Приведу некоторые показатели, и вы увидите, что нередко они превышают 95 процентов и приближаются к 100.

Матасова выразила уверенность, что, если бы Татьяна Васильевна оставалась руководителем МХАТ, достигнутый успех обязательно был бы закреплён и превышен. Гарантия тому — отлаженная и продуманная работа коллектива, тщательно отобранный репертуар. Но Дорониной не дали даже доработать полгода до завершения трудового договора — и нормальная творческая жизнь в театре прервалась.

— Мы должны были поставить «Варваров» М. Горького, «Стеклянный зверинец» Теннеси Уильямса, ряд других произведений отечественной и мировой классики. Но вместо этого у нас возник… «Последний герой».

Какие вам традиции!

Этот самый «Последний герой» стал одиозным знаком «новой драмы», ярым фанатом которой в реальности заявил себя Бояков. Придя во МХАТ, он много говорил об уникальных традициях этого театра и о том, как бережно будет их сохранять. На деле же всё обернулось иначе.

Вот начал с пьесы, в которой из каждой страницы пришлось вычищать матерщину. Но дерьмо в золото не превратишь. Всё равно разлились на сцене грязь и пошлость. И зрители на премьере кричали: «Позор!»

— А с мнением Дорониной хоть в какой-то мере Бояков считается? — спросили из зала.

— Ни в какой. И не намерен считаться, о чём уже не единожды заявил: «Я руководитель театра. Точка».

С болью рассказывали актёры об очевидной неприязни Боякова к своей предшественнице на посту руководителя. Когда ей стало известно, что он собирается «обновлять» легендарный спектакль В.И. Немировича-Данченко «Три сестры», поставленный в 1940 году и возобновлённый Татьяной Васильевной, она позвонила ему и попросила без неё ни в коем случае этого не делать. Но он не внял — вводит новый состав. Даже не один, а сразу три!

— Такое впечатление, что Эдуард Владиславович жаждет уничтожить в театре всё, что так или иначе напоминает о Дорониной, — сказал Андрей Чубченко.

Вот в костюмерной висела памятная и очень дорогая для него афиша, где на фото он вместе с Татьяной Васильевной в сцене из спектакля «Без вины виноватые». Как-то заглянул сюда Бояков, и в результате афиша оказалась сорванной. Растоптанная, она валялась на полу. А худрук потом крайне раздражённо прочитал нотацию артисту про «беспорядок».

На пол кучей свалили и все фотографии, составлявшие в фойе выставку, посвящённую Т.В. Дорониной, а также другим корифеям МХАТ. Стали неугодны! Доронинские афиши, красовавшиеся на тумбах перед зданием театра, тоже исчезли. Вот до чего не желает видеть её Эдуард Владиславович!

— В фойе Бояков теперь устраивает «культурно-досуговый центр», — рассказывают актёры. — Это согласно его проекту «Открытые пространства». Приходите, желающие, с утра и занимайтесь, например, йогой или танцами. А сцену он всё больше собирается сдавать в аренду под антрепризные спектакли. Только непонятно, останется ли при этом что-нибудь от МХАТ. Судя по всему, ничего.

Оказался совсем не на месте

В театре Дорониной быстро заметили, что Бояков неохотно, а главное — неумело занимается основным театральным делом — спектаклями. С гораздо большим увлечением и удовольствием ищет для себя что-то побочное и полегче, вроде этого самого «культурно-досугового центра» или организации каких-либо фестивалей на стороне.

Есть у него данные продюсера, менеджера, что проявилось, к примеру, при основании театральной премии «Золотая маска». Но вот назначение его художественным руководителем во МХАТ те, кому истинно дорог уникальный театр, считают крупнейшей ошибкой министерства культуры и всех, кто причастен к этому.

Об извилистом, скользком, туманном и во многом странном жизненном пути этого человека уже немало известно. Писала о нём и «Правда». Однако можно подумать, что в министерстве культуры ничего этого не знают. Во всяком случае, артист МХАТ Антон Наумов взялся к пресс-конференции ещё раз досконально изучить, как жил и чем занимался Эдуард Бояков до направления его во МХАТ. Взялся, чтобы привлечь более пристальное внимание руководителей культуры к данной личности.

Главный его вывод таков: «Эдуард Бояков не имеет соответствующих занимаемой должности образования и опыта работы». В 1990 году он окончил факультет журналистики Воронежского государственного университета. И с тех пор, где бы ни появлялся, ему сопутствовали скандалы. Так, в Перми он создал в 2009 году театр под названием «Сцена-Молот», постановки которого, содержавшие открытую пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений, спровоцировали в регионе мощный негативный резонанс. К тому же проверка использования бюджетных средств, проведённая контрольно-счётной палатой, выявила огромное количество финансовых нарушений.

В мае 2013 года распоряжением министра культуры Мединского Бояков был назначен исполняющим обязанности ректора Воронежской государственной академии искусств. В конце года под его руководством был представлен доклад «Воронежский пульс»: культурная среда и культурная политика». Представители общественности направили президенту РФ письма, в которых сообщали, что г-н Бояков хочет применить свой не вполне удавшийся в Перми опыт, пытаясь перестроить культуру региона «на либеральный лад». Цель неизменна: разрушение культуры, и прежде всего — классического искусства, русского психологического театра. В итоге Эдуард Бояков был снят в 2015 году с поста ректора со скандалом.

По версии следствия, через фонд развития академии искусств двое из команды Боякова похитили 1,7 миллиона рублей бюджетных средств. А теперь эти люди заняли ответственные должности во МХАТ.

В 2017 году — скандал вокруг культурно-исторического центра «Коктебель-парк», контракт на развитие которого выиграл индивидуальный предприниматель Бояков. Стоимость составила 7 миллионов рублей, однако сроки выполнения работ были смещены. Концепцию принять не удалось, то есть бюджетная субсидия не была направлена на заявленные цели. Теперь собирается пакет документов для обращения в суд.

В мхатовскую команду Боякова вошла также Татьяна Ярошенко, которая стала заместителем исполнительного директора театра после того, как несколько лет руководила управлением культуры Екатеринбурга. И там, оказывается, «засветился» Бояков! В 2013 году вместе с ним Ярошенко была замешана в скандале, связанном с растратой бюджетных средств уже «Екатеринбургского пульса».

Я привожу лишь некоторые факты из расследования Антона Наумова, прозвучавшие на пресс-конференции. А он, конечно, при всём старании вряд ли мог охватить всю панораму многообразной «криминально-художественной» деятельности этого господина. Но вот умеет же Бояков в любых сложнейших переделках выходить сухим из воды!

Мало того, удивительно чутко схватывая конъюнктуру, сумел за последнее время из отъявленного либерала в одночасье стать «патриотом». И даже доверенным лицом Путина на президентских выборах. Виртуоз, ничего не скажешь. Такому перевёртышу вверен ныне МХАТ.

И что дальше?

Как уже было сказано, в отчаянии от происходящего и осознавая реальность окончательной гибели МХАТ, искренне болеющие за его судьбу актёры в июне направили видеообращение президенту страны. Очень острое, очень тревожное. И что же последовало за этим?

Тогда, по горячим следам «прямой линии» президента на ТВ, удалось добиться лишь реакции президентского пресс-секретаря Дмитрия Пескова. Заявив, что в Кремле видеообращения артистов пока не видели, он добавил: «Честно говоря, никогда не знал, что именно президент РФ назначает худруков театра. Если я не ошибаюсь, это не прерогатива главы государства».

Можно бы и согласиться: действительно, нет у «первого лица» государства такой прямой прерогативы. Но ведь надо что-то делать для спасения знакового русского театра, одного из ведущих в стране. И кто же должен это делать?

Мой главный вопрос, с которым я пришёл на пресс-конференцию артистов МХАТ имени М. Горького, считал и считаю важнейшим. Вопрос этот такой: «Вот прошло более двух месяцев со времени обращения мхатовцев к президенту. Какой-то ответ, кроме того, песковского, последовал на него? Какие-то конкретные меры приняты?»

— Нет, — услышал я от Лидии Леонидовны Матасовой. — Никакого ответа. Никаких конкретных мер.

И это подтвердили все её сотоварищи по театру, сидевшие рядом. Впрочем, одну меру, по отношению как раз к ним самим, они предвидят. Стало известно, что Бояков уже просит юристов министерства культуры помочь ему «избавиться от балласта».

Вот так: они — балласт! Их даже решили не приглашать на сбор труппы в связи с началом нового сезона. И спектаклей, в которых они играют, нет в репертуаре театра на сентябрь и октябрь.

Между тем жизнь свидетельствует, какие спектакли хочет видеть зритель на сцене МХАТ. Поставленные Дорониной и другими режиссёрами при ней, а не бояковского «Последнего героя» и ему подобное. Как бы усиленно ни рекламировали эту продукцию, люди на неё не идут. А вот на «Отцах и детях» или «На всякого мудреца довольно простоты» — аншлаг.

Пора бы министерству культуры хорошенько взглянуть на горькие плоды своей операции декабря-2018. Создать квалифицированную комиссию во главе, скажем, с Юрием Мефодьевичем Соломиным и по достоинству оценить, что натворил Бояков в сравнении с высоким доронинским искусством, которое продолжает жить и должно жить непременно.

— Вопрос стоит очень серьёзно: надо спасать МХАТ! — на высочайшей, пронзительной ноте заявила многолетняя заведующая литературной частью легендарного театра Галина Ореханова. — И по силам сегодня это, на мой взгляд, только Дорониной. С её выдающимся талантом и мужеством, стойкостью и беспримерной преданностью отечественному искусству. Пусть извинятся перед ней публично за страшное оскорбление, которое ей нанесено, и вернут Татьяну Васильевну в родной для неё дом!

Зал поддержал это требование дружными аплодисментами.

Виктор КОЖЕМЯКО, «Правда»

Источник

 
 
 
Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить