Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

 иттт2мами

    - Милые мои детки, солнышки лесные, завтра у вас начнется совсем другая жизнь. Вы впервые сядете за парты, станете  первоклассниками! Нарядно оденьтесь, и с утра строем мы все вместе отправимся  в школу.
     Малыши слушали внимательно, отодвинув в сторону карандаши и бумагу. Никто не издал победный клич и  не подпрыгнул от счастья. Они просто застыли. Со стороны дети  напоминали маленьких  добрых старичков и старушек: им говорят - они внимательно слушают рассказ о школе, партах, букварях. Правда,  про познание окружающего мира и  радость новых открытий здесь решительно никто не имел ни малейшего понятия. Маленькие слушатели просто не ведали  таких слов, зато хорошо знали,  что такое смерть родных, бомбежка, взрывы, налеты, мессершмитты, голод. 
     Прошло несколько месяцев  с момента освобождения поселка от фашистов, но по ночам мальчишки и девчонки вскакивали от любого шума, кричали, плакали. Мамы, бабушки, тёти крепко прижимали их к себе, гладили, успокаивали, часто искали, чем бы отвлечь бедняжек. Увы, никаких игрушек не было и в помине. Оставалось одно: лечь рядом, обнять свое чадушко и уснуть вместе с ним. Днем было немного легче. Все заботы брал на себя детский сад. Но домой воспитанники  возвращались сломленные, удрученные видом  пустых глазниц бесхозных зданий и  руин  сгоревших домов.
      В центре этого угрюмого пейзажа стояло наполовину уцелевшее кирпичное здание поселковой начальной школы. Оставшиеся  в деревне  старики сделали всё, чтобы подготовить его к началу прихода детишек: реставрировали стены, вставляли стекла, прилаживали двери, перекладывали полы, пилили бревна, кололи пни, заготавливая дрова на зиму. Бывший сторож этого учебного заведения, дед Пантелей, считавший себя его хозяином, отгородил в подсобке небольшой закуток и перебрался туда жить. С рассвета до полуночи жители слышали стук его молотка, видели сутулую фигуру, налаживающую скамейки и забор во дворе.  
      Утро первого сентября выдалось светлым, ярким и приветливым. У новых ворот детей встречали жители поселка – женщины, пожилые люди, четыре учителя и директор школы, вернее, хорошо всем известная до войны, директорша Марьванна. Ее уважали, ценили за ум и отзывчивость, и часто обращались за советом по разным житейским вопросам. Правда, теперь, после ранения во время одной из вылазок в партизанском отряде, она ходила на костылях.
      Вот в конце улицы показалась детсадовская группа. Многие из собравшихся плакали навзрыд, торопливо вытирали слезы, чтобы не расстраивать детей. На мальчиках и девочках была простая, будничная одежда. В руках они держали васильки и ромашки, собранные на поле взрослыми. Ходить туда малышам  не разрешалось, поскольку в прифронтовой полосе, кроме подбитых танков и пушек, оставались неразорвавшиеся мины. И это еще не всё. Нередко, нацисты оставляли после себя «смертельные» ловушки. Они минировали каски,  консервы, часы,  коробки спичек, бруски мыла, плитки шоколада, игрушки.  Подбирая эти «подарки», дети погибали или на всю жизнь оставались калеками. 
     Торжественная процессия приблизилась к школе. С окрестных поселений и хуторов  в школу  подтянулись деревенские ребята. Постепенно небольшой двор наполнился людьми, и директор поднялась на невысокое дощатое возвышение, сооруженное специально для праздника. Но радостных лиц видно не было. Дети просто стояли и ждали.
    - Дорогие односельчане, милые детки. Поздравляю Вас с началом учебного года, с началом мирной жизни,- начала свое приветствие директорша.- Вы пережили страшное время и …
      Больше она говорить не смогла. Спазм перехватил горло. Она судорожно хватала воздух, но голоса не было. Пантелей едва успел ее подхватить и усадить на скамейку.
      Положение спасли учителя. Они  быстро «разобрали» учеников. На месте остались лишь новички, остальные отправились на окраину поселка в  уцелевшие деревянные бараки, временно приспособленные для второго, третьего и четвертого  классов. Первоклашки заняли свои места за партами и  выжидательно затихли. Цветы держали в руках, не представляя, когда же их надо дарить. Ведь они знали только войну.
    - Меня зовут Татьяна Михайловна,- сказала милая, приветливая девушка. До войны я работала в этой школе. Буду работать  вашей классной руководительницей. Четыре года мы проведем вместе. Задавайте вопросы, а цветы подарите после нашего с вами знакомства.
      Дети внезапно оживились. Учительница едва успевала отвечать.
    - А гулять вы с нами будете? 
    - Конечно. Я буду теперь возиться с вами, как клуша с цыплятами: играть во дворе в жмурки, салочки, казаки-разбойники, «Гуси-гуси», лапту.
    - Мне старший брат говорил, что для лапты нужен мяч, а у нас его нет.
    - Сами сделаем. Сошьем.
    - Из чего?
    - Тряпки, опилки
    - В детском садике мы много рисовали. А в школе – будем?
    - Обязательно. Вот только подождем, пока привезут  посылку из города с книжками, тетрадями, ручками, карандашами, альбомами, чернильницами.
    - А когда привезут?
    - Детки мои дорогие. Машина, на которой везли товар, при переезде через мост подорвалась  на мине. Шофер погиб, весь груз утонул в воде.
      Больше вопросов не было. Такие вещи малыши понимали с полуслова.
      Так началась новая, еще  не понятная и не известная, послевоенная жизнь. Букварей, конечно, на всех не хватило. Пришлось первоклашкам разделиться по принципу: один букварь на два-три человека из близлежащих домов. Все тетради -  и для письма и для арифметики, были в косую линейку. Стеклянные чернильницы – непроливайки, выглядели красиво: небольшие стаканчики с вплавленным внутрь хоботком. Только вот чернил для них не было. Выход нашли: стали  вливать туда сажу, разведенную водой.
      Все это было непривычно, но  интересно. Свою наставницу ребятишки обожали. Они хвастались перед друзьями из других классов: она самая веселая, самая красивая, самая молодая, самая смелая, воевала в партизанском отряде. Никто не догадывался, как эта «самая весёлая» Таня по вечерам сидит за столом, обхватив голову руками, и решает сложнейшую задачу: как расплавить заледеневшие детские сердечки «своих цыплят». Ведь даже на переменках – в классе, во дворе, вместо задорного смеха и хохочущих лиц,  она  видела натянутые, неживые  улыбки и грустные глаза. Небольшой педагогический опыт ей подсказывал, что дети испытывают неосознанную тягу к теплу, ласке, вниманию, к тому, чего их лишила война. 
    - Внимание, ребята, задержитесь на минутку,- обратилась    она   к  своим первоклашкам. - С завтрашнего дня после уроков будем делать игрушки.
      Сначала дети с удивлением онемели на месте, а после подробных разъяснений обрадовались. Дома вместе со взрослыми начали подбирать необходимый «подсобный материал». Придя на следующий день в школу, обнаружили в углу классной комнаты большой ящик. Попытались сдвинуть этого великана с места, но он словно прилип. Что там было внутри, исследовать не успели. В вестибюле пронзительно зазвенел будильник. Так дед Пантелей, который теперь называл себя «ответственным дежурным», оповещал учеников о начале занятий.
      После уроков Татьяна Михайловна предложила разобрать таинственный сундук. Чего там только не было: лоскутки, чулки, платки, опилки, крепкие дощечки, небольшие колеса и рули от детских велосипедов, подшипники, разрезанные консервные банки, проволока. 
    - Девочки будут шить кукол, а мальчики сооружать самокаты,- разъяснила учительница.- Рукодельницам я помогу, а вот новый вид передвижения по земле 
поможет соорудить наш «ответственный дежурный». Петя, сбегай, позови его сюда.
      Глаза детей вдруг полыхнули маленькими звездочками. Их ожидала очень интересная работа. Правда, с чего начинать создание игрушек они не представляли. У некоторых девочек даже слезы появились на глазах:
     - Здесь одни тряпочки, а ведь у  кукол должно быть туловище, головы, ручки, ножки. 
     - Я сейчас научу вас, как сделать необходимые выкройки, потом мы их сошьем.
     - Но ведь маленькие человечки должны быть толстенькими. 
     - Будут! Мы их набьем опилками. - Ну-ка, несите сюда вон тот серый мешок.
     И работа закипела. Появились ножницы, иголки, нитки. В это время открылась дверь, и раздался голос деда Пантелея:
     - Эй, пацаны, что это вы бездельничаете! Посмотрите на своих соседок, поучитесь у них. 
    - Так там тряпки, а здесь доски, колеса, гвозди.
    - Это как раз то, что нам нужно. Каждый выбирает себе крепкие деревянные дощечки, два колесика и  руль. Всё это соединим, и получится почти велосипед, правда, без педалей. 
     Дед хитро улыбнулся:
     - Сейчас будет необыкновенное представление.
       Он вышел и через минуту с грохотом въехал класс на самокате. Все ахнули:
     - Вот это да! А можно нам покататься? 
     - Конечно, можно.
     - А почему он так тарахтит?
     - Так я экономил для вас, и вместо колесиков поставил старые шарикоподшипники.
       Минут двадцать в классе раздавались громоподобные раскаты. Прокатиться решили все, в том числе и девчонки.
     - Татьяна Михайловна, а вы, почему вы не катаетесь?
     - Это так здорово! Ничуть не страшно. Попробуйте!
       Под аплодисменты детишек учительница сделала два круга.
       Постепенно первоклашки втягивались в  новое увлекательное занятие. Под руками малышек оживали человечки, набитые опилками и паклей. Лица им раскрашивали химическими карандашами и углем. К концу осени Марьванна привезла из города пластмассовые кукольные  головки. К ним можно было пришить самодельное туловище, и тогда игрушки  выглядели, как настоящие. Мальчишки уже обзавелись персональными самокатами. Теперь из старых досок мастерили себе самодельные пистолеты и автоматы. Несколько человек  какими-то неизвестными путями приобрели парусиновые сумки от противогазов, что стало предметом всеобщей зависти. Портфелей тогда ни у кого не было, книги и тетради носили в небольших мешках, сшитых к началу учебного года.
     На уроках рисования кукол делали из бумаги, а потом вырезали для них разную одежду. Мальчики лепили из картона военную технику с опознавательными знаками «наши» и «враги», а затем на переменках устраивали настоящие бои, полностью уничтожая противника. 
     К концу осени дети немного оживились. В школьных стенах зазвучал громкий смех, на переменках во дворе малыши  затевали весёлые игры. Правда, когда началась зима  и выпал снег, вся компания переместилась в вестибюль, где топилась железная «буржуйка». Старые туфли и ботинки не защищали от  холода. Зато, какой радостью и визгом встретила детвора Марьванну, которая, вернувшись из города, привезла валенки, ватники, перчатки и даже коньки-снегурочки с загнутыми носиками. Если с одежкой разобрались быстро, то на «снегурочки» даже не обратили внимания. Через некоторое время детишки  удивленно уставились на Таню, которая,  веревками прикручивала коньки к своим валенкам.
     - Татьяна Михайловна, что вы делаете?
     - Сейчас увидите.
     И учительница красиво пробежалась на «снегурочках» по твердому насту. Вся толпа с криком ринулась за ней вслед, а через некоторое время первые энтузиасты тоже стали на коньки. Не обошлось без шишек и синяков, зато моментально выстроилась целая очередь желающих. Коньков на всех не хватило, поэтому дед Пантелей строго ограничивал катающихся  во времени, отслеживая  минуты по будильнику.
     Время упорно двигалось вперед. Трескучие морозы больно кусались. Малыши на переменках с удовольствием пускали бумажные самолетики  в классе, где тоже была установлена «буржуйка»,  или толпились в вестибюле у печурки. Такие перерывы Татьяна Михайловна старалась сделать домашними, уютными, понимая, как  необходимо ребятам человеческое тепло. Она рассказывала «своим цыплятам» всякие интересные истории, читала стихи, а однажды даже спела песенку про елочку:
    - И вот она нарядная
      На праздник к нам пришла…
      Неожиданно кто-то из ребят ее перебил: 
    - Вы сейчас рассказали про ёлочку, которая нарядилась и пришла в гости к детям. Она что, ходить умеет?
    - Да и как могло деревце во что-то нарядиться? 
      Таню бросило в жар: как это она выпустила из виду тот факт, что ее «цыплята» – дети войны, ничего не знают про новогоднюю елку.
    - Слушайте, мои хорошие, сейчас я все объясню. Дети слушали, раскрыв рты.
    - Так вот, теперь вы поняли, что скоро елочка и Дед Мороз  прибудут к вам в гости, а вот наряжать нашу зеленую красавицу вы будете сами.
    - Но ведь у нас нет цветных шариков и розовых пряников, про которые вы пели. 
    - Нам не нужны готовые шарики и пряники. Мы сделаем украшения сами, и это будет еще красивей.
      Полмесяца малыши трудились, цветными  карандашами раскрашивали бумагу, нарезали полоски, потом крахмальным клейстером клеили цепи. Марьванна где-то достала фольгу, и принесенные Пантелеем шишки весело заблестели. Из цветной бумаги вырезали ангелочков и обклеили их ватой. Елка, которая ночью, откуда ни возьмись, появилась в вестибюле, получилась необыкновенно привлекательной. Новогодний праздник удался на славу. Детишки веселились, забыв обо всём на свете. А в заключение Дед Мороз, которого, умело, изобразил тот же Пантелей, подарил всем подарки - по кульку сахара, главного лакомства тех времен.
    После каникул дети еще долго делились впечатлениями, вспоминая зеленую гостью. 
    Однажды на перемене в класс заглянул «ответственный дежурный».
    - Скажу вам по секрету: у вашей классной десятого  февраля День рождения. Порадуйте ее стихами и песнями.
    - Что же нам делать?- задумались малыши.- Где взять новые стихи?
      Потом вспомнили всё, что учили в детском саду, и даже начали репетировать танцы. 
      Утром в праздничный день девочки принесли большую нарядную куклу, которую тайно сшили для любимой учительницы. Увидев такой сюрприз, мальчишки начали о чем-то шептаться. Вскоре двое из них куда-то исчезли. Прозвенел будильник, и в класс вошла улыбающаяся Татьяна Михайловна. Дети встретили ее песней, которую выучили еще в детском садике.
    - Спасибо, мои дорогие! А где Вова и Игорь? Дети молчали. 
    - Спрашиваю серьезно, куда делись два ученика? Я их видела утром в школе. Или я отменяю день рождения, или вы  выкладываете  всю правду.
    - Они побежали на гору к пустой избушке лесника. Там на подоконнике кто-то видел красивую книгу.
     Татьяна, как была, в туфельках и платье, рванулась к двери и помчалась в сторону одинокой  избушки. Она ворвалась в комнату с криком: 
    - Не трогайте. Бросьте. Все на пол! Оттолкнула детей от окна и вырвала у них книгу.
     Раздался оглушительный взрыв. Прибежавший через несколько минут Пантелей увидел страшную картину: все трое лежали на полу в луже крови…
     Похоронили Татьяну Михайловну на горе, там, откуда была видна школа, да и весь поселок. Раненых мальчиков отвезли в городскую больницу. Первоклашки снова перестали смеяться, бегать и играть на переменах. Замолчал будильник. Дежурный просто открывал двери класса в нужное время. Дети часто после уроков собирались на горе, у  дорогой могилы, молча стояли, вытирая слезы.
     Прошли годы, но горький след в сердцах остался, как и память о совершенно необычном человеке – первой любимой учительнице.
     Много испытало на себе послевоенное поколение. Но война закалила характер этих ребят, сделала их выносливыми, терпеливыми, добрыми, порядочными, трудолюбивыми. Именно они, дети войны восстановили разрушенную страну.

 

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить